†енский журнал ‘уперстиль
№118 // 30 июня 2011 г.
Шуруповерт. Таланты бабушкиного зятя
Сидим как-то раз жарким летним вечером с душеньками-подруженьками у одной из них на даче... Впрочем, время года никакого отношения к этой истории не имеет.

Дети убегались, укричались, устали, угомонились и, наконец, утихли. Бабушки — тоже. Пока укладывали детей и бабушек, уговорили третью бутылочку испанского красненького. Ругать-то нас было некому: бабушки уже не видели, а муж подруженькин, он самый первый почивать отправился. И вот когда настала в мире тишина и лепота, зашел у нас настоящий разговор о девичьем сокровенном. О ремонте.

Солировала Анька — она недавно ухитрилась сама начать и, не поверите, закончить ремонт в малогабаритной двушке, сделав ее при этом высоким и светлым принцессиным дворцом о многих комнатах, с эркерами и французскими окнами. Во всяком случае так выходило из ее рассказа.

Я ерзала и подпрыгивала на зеленой садовой скамейке, с трудом соблюдая приличия и не бросаясь перебивать с криком: "Это что, а вот я..." Аньку надо было дослушать, так как ремонт являлся прямым продолжением душераздирающего развода. Кто не в курсе, ремонт в качестве компенсированной семейной психотерапии помогает не хуже отдельно взятых специалистов под тем же названием, а если осметить разрушения, которые всего одна женщина в неадекватном состоянии производит вокруг себя легкими движениями плеч, и сравнить с работой ремонтной бригады, то сравнение будет не в пользу последних.

Сделав паузу, чтобы закурить 74-ю сигарету, Анька с торжеством произнесла: "И вообще! Вот ты говоришь Bosch, Машка, а ведь он - полная фигня, его на первой же арматурине "посадить" можно! Я-то не такая дура, купила себе "Makity"...

"Ну, нет!" - взвизгнула я, обидевшись не столько за Bosch, сколько на "не такая дура", - это смотря какой Bosch, и потом, не надо ждать от бытовой дрели радостей, которые дает тебе профессиональный перфоратор, а еще — руки хорошо бы иметь растущими не из"… - ну и понятно, что дальше...

Через минуту мы уже не слышали друг друга. Плюясь ядом и стараясь перекричать собеседницу, мы бросались названиями и техническими характеристиками любимых "помощников по хозяйству", щедро пересыпая диалог словечками типа "бетонолом", "пневматика марки МОП-2" и "пика-зубило"...

Ленка с Катькой смотрели на нас в большом недоумении, даже не пытаясь принять участие в споре. Попробовав разнять нас и потерпев поражение, они замкнулись друг на друга и заворковали о шелковых платочках.

Тем временем Анька повысила голос и уже почти орала: "Я ж тебе говорю, что если им штробить железобетон, то эту шайбу тарельчатую просто расплющит! Да вот ты хоть у Ленки спроси!"

Тут мы обе и повернулись к Ленке: "Ленк!! Вот у тебя - какой шуруповерт?"

Ленка задумчиво посмотрела на нас, пытаясь понять, к чему это мы клоним.

"Ну, Ленк!!! Дырки в стенах сверлить! Шурупы вворачивать!! Ну?!"

Подругино лицо просветлело: "А-а, дырки! Нет, зачем мне шуруповерт? У меня для этого муж есть".

Мы с Анькой осели и сдулись. Анька пару раз открыла рот, как рыба, пытающаяся что-то сказать, лежа на берегу, — но у нее ничего не получилось. Она зашмыгала носом. Мы втроем беспомощно переглянулись...

Ситуацию спасла неожиданно проснувшаяся и резво выбежавшая на свежий ночной воздух Главная Бабушка. Изящно опершись на перила веранды, она рассказала нам пару случаев из дачной жизни, поделилась своими орнитологическими наблюдениями за местными редкими птицами, которых она — вот, глядите! - сумела определить по справочнику, подаренному дочерью на день рождения, лихо изобразила, как посвистывает Melanocorypha yeltoniensis, а попросту — птичка по имени пискулька, и в заключение показала солидную груду булыжников-окатышей, лежащих у входа в дом: она как раз вчера нашла их во время прогулки и привезла - из этого чудного местечка в семи километрах отсюда - на удачно починенной ею же вчера тачке (да, вот как раз на этой!) и завтра (собственно, уже почти сегодня) с утра, прибежав с рынка, собирается красивенько разложить эти булыжнички по участку. Ну, конечно, сама! Да просто потому, что она любит камни и всю жизнь их собирает и тащит отовсюду: "Да вы сами посмотрите - вон, вон и вон там..."

К концу ее рассказа Анька глядела уже веселее. Она сообразила, что Бабушкин зять - он же подругин муж, давно и сладко посапывающий на втором этаже, не возит Бабушкины камушки и не чинит тачки, предоставляя Бабушке возможность самовыражаться, и в комплекте с этой возможностью - полную свободу действий. И что, может быть, он... даже страшно подумать... не сверлит дырки под шурупы?! Ну, не хочет он, или не умеет, или, может, у него просто … ШУРУПОВЕРТА НЕТ!!! А?!... Может такое быть или не может?!

К концу вечера (читай — к утру) мы в восемь рук сумели помочь Аньке утвердиться в совершенно новой концепции.

Из нее следовало, что



1) для девушки уметь сверлить дырки в стенках и знать, чем отличается дрель Bosch бытовая от профессионального перфоратора Makitа, — признак немыслимой, просто кастовой крутости;

2) то, что она как-то раз позволила себе развлечься бурением стен, не означает, что так она и проведет всю свою девичью жизнь;

3) умение сверлить — прекрасный навык, но лучше пусть сверлит дырки кому-нибудь в голове;

4) а также это был прекрасный, длинный фитнес-мастер-класс, который ни за какие деньги не найдешь ни в одном клубе...

И вот, наконец, переодевшись в пижамки и пожелав друг другу доброго утра, мы разбрелись по дому в поисках свободных спальных мест. Неизвестные редкие птицы из Бабушкиного орнитологического справочника подбадривали солнышко утренней песенкой — а оно уже весело подмигивало, поднимаясь из-за кустов сирени. Бабушка, свежая, как майская роза, бодро выкатила тачку за калитку и устремилась в сторону рынка, а успокоенная и почти счастливая Катька заснула, обложенная уютными, мягкими кошками. Начинался новый, чудесный летний день...

В заключение хотелось бы рассказать вам совсем короткую историю.

Я была одной из двух девушек на курсе. Получаемое мною элитное, гуманитарно-техническое образование требовало навыков владения не только живописными техниками и живым литературным словом, но и молотком и долотом, стамеской, рубанком и дрелью... Однокурсники знали, чем меня можно было порадовать — на каждый красный день календаря (включая мой и Клары Цеткин дни рождения) мальчики дарили мне дорогие, редкие тогда инструменты.

Из института я вышла молодым специалистом с достойным для моей профессии приданым: двумя чемоданами прибамбасов и аксессуаров к ним. Несколькими годами позже чемоданы покинули мой дом вместе с моим первым мужем, который так прикипел к ним за годы совместной жизни, что не смог с ними расстаться. Он был вдохновенный шуруповерт.

Надо признать, что у нашей подруги Ленки — мультиталантливый муж. Я не завидую - это не в пластике наших отношений — я ими обоими горжусь. И сын мой тоже ими гордится. Уговаривая меня снова выйти замуж, он сказал: "Я знаю, как это трудно, потому что ведь все хорошие уже разобраны. Почему таких, как Ленин муж, много нету?"

И вы знаете, я думаю, что это куда круче любых ремонтно-строительных навыков.

Маша Кедер
30.06.2011
Ссылки по теме: феминизм , семья и брак
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль