†енский журнал ‘уперстиль
№245 // 28 декабря 2016 г.
Маска, я тебя знаю…
Дед Мороз – самая популярная и узнаваемая маска из всех, дошедших до нас из тьмы веков и гущи древних обычаев. В Деда Мороза играют взрослые, а верят дети.



Они убеждены, что это настоящий ёлочный дедушка, а не переодетый дядя Витя из 28-й квартиры. Тётя Маша из той же квартиры бывает переодетой Снегурочкой. Но это только тогда, когда она с большим криком и шумом на весь дом не ссорится с дядей Витей. После чего дядя Витя обещает ей уехать на карнавал в Венецию и никогда оттуда не вернуться.

В области масочной маскировки лица современное человечество продвинулось значительно дальше любого нашего дяди или нашей же тёти. Даже местное отделение Сберегательного банка могут ограбить теперь в маске Путина. Был и такой ужасающий случай, когда в масках «кроликов, воров и алкоголиков» всю новогоднюю ночь напролет гуляло всё предприятие по производству модных нынче галош. Нагулявшись к утру, собирались маски сорвать, однако ничего не вышло. Так и ходят в них до сих пор.

Не всегда надевают маску, чтобы повеселиться. Иногда причиной маскировки является желание скрыть своё настоящее «я» так, чтобы никто не узнал. Это желание восходит к древнему обычаю не выходить из пещеры без маски с рогами и длинной бородой. В противном случае злые духи сразу распознают, кто это такой из своей пещеры вышел. И примутся уничтожать все самые светлые и чистые порывы души, превращать их в кошмарную, бездуховную противоположность.

Нагнетанию любовной интриги посвящены многие маскарадные костюмы и маски. Здесь мы сталкиваемся с желанием обоих полов не быть сразу узнанными любовным партнёром. Ведь если все на карнавале в масках, то поди разбери, под какой из них скрывается любимая женщина, а под какой мужчина. Зачастую это приводило к непоправимым ошибкам, когда только к утру обнаруживалось, что рядом в постели лежит не та маска. Та же, которая не лежит рядом в постели, всю ночь пролежала где-то ещё и только на рассвете обнаружила, что и её постигла ужасная ошибка типа кошмарного промаха. Можно сказать, что так вот и вторгся в самую жизнь драматический водевиль, обернувшийся личной драмой.

Гениально драматизировал наличие маски вместо человеческого лица и наш выдающийся Николай Васильевич Гоголь. Писатель не одну страницу посвятил философскому осмыслению живой маски, олицетворяющей «странность и абсурдность мира». Он талантливо показал, что человеку обычному и, можно сказать, естественному нет места в этом мире. И потому внезапно из-под пера автора «выставляется какая-то фигура во фризовой шинели с небритою бородою, раздутою губою и перевязанною щекою», повсюду мелькают «свиные рылы, вместо лиц, а больше ничего...». И в других его масках проступают мертвенность и неподвижность. Такие маски отстраняют человека от реальности, затрудняют его контакты с другими. Одни из них можно считать мотивированными эмоциональным состоянием персонажей, другие возникают неожиданно. Человек хочет и не может адекватно выразить себя. Городничий говорит об одном из учителей: «...не может обойтись без того, чтобы, взошедши на кафедру, не сделать гримасу. Вот этак... Он-то ее сделал от доброго сердца, а мне выговор».



Вот и мы, подобно персонажам Гоголя, далеко не всегда довольны реальностью, за что и нам тоже выговор. Не раз идёшь сам по улице или едешь самостоятельно в автобусе, а в мечтах своих вместо лиц представляются маски. Новый год на носу, и видишь почему-то кого-нибудь из начальства в виде Носа, а подчиненного в Шинели. А ещё такая бывает личина, такое «ложное лицо», какое однажды озвучила Агафья Тихоновна в пьесе «Женитьба»: «некий разноплановый жених с дородностью Ивана Павловича, с губами Никанора Ивановича, носом Ивана Кузьмича». Так великий писатель замечает маски, созданные самой природой. Человек и нечеловек сочетаются в них, и… «лицо нижней частью напоминает барана, а верхней самого заседателя».

Грядущий Год Барана пока еще не напоминает ничего, ибо не наступил. Но наступит. Это уж как в Венецию на карнавал не ездить. Он же ещё и Год Овцы, а также ещё Деревянной Козы. И какую мы снимем с себя маску перед его наступлением, а какую наденем после – воля наша, а не чья-нибудь чужая. Мы и, вне всяких сомнений, повеселимся на славу в новогоднюю ночь, и с женщинами потанцуем, а они с мужчинами.

И, может быть, когда-нибудь кого-нибудь удастся нам получше узнать, несмотря на всю высокую талантливость его личной маскировки лица.

Ведь это даже не Н.В. Гоголь, а М.Ю. Лермонтов, знавший толк и смысл «Маскарада», для нас написал: «И если маскою черты утаены, / То маску с чувств снимают смело».
Владимир Вестер
28.12.2016
Ссылки по теме: традиции, праздники, Новый год
Архив
Темы
Авторы
©2005-2017 Суперстиль