†енский журнал ‘уперстиль
№244 // 27 декабря 2016 г.
День соблазнения
Любовь нужна, как деньги, ежедневно...

Джакомо Казанова

Согласиться с тем, что за пять суток до новогоднего боя курантов во всем мире наступит День соблазнения, сразу не получилось. ЮНЕСКО промолчало, не подали опознавательных знаков и прочие международные организации.

Не удалось представить и многолюдную картину, на всем пространстве которой толпы людей примутся напропалую соблазнять другу друга и достигнут положительных результатов. Этим, по-моему, нужно заниматься постоянно, а не только 27 декабря, приближающегося к закату, 2016 года. Тогда, быть может, мир "вспрянет ото сна и на обломках" цивилизации напишут имена соблазнителей и соблазненных.

Но раз уж выбран день, то выбран. Раз уж нужен людям, то нужен. Коли взялись за дело, то взялись. Объектов для этого тысячи, и каждый из этих объектов желательно соблазнить.

Задача поставлена, переходим к практике. Тут возникают вопросы: "А как, собственно, к ней переходить? С чего начинать?"

Переходить надо сразу, а начинать с того объекта, который хочется соблазнить больше, чем какой-либо другой. Бывает, что навсегда. Это, по нашему мнению, самое удачное соблазнение, которое носит обоюдный характер и завершается узами брака, рождением ребятишек и совместным ведением хозяйства. Когда же в силу своих природных особенностей необходимо за один день приблизить к себе несколько разнородных объектов, то этим надо заниматься не сразу со всеми, а поставив каждый объект в живую очередь на предстоящее соблазнение.

Могут быть и препятствия. Не всегда есть время, возможности, деньги, подходящее настроение. К тому же зима, а зимой, как известно, идти на такое сложнее, чем летом. Возникает и такая мысль, что не каждая женщина жаждет, чтобы ею овладел именно этот мужчина, и не всякий мужчина нацелен на то, чтобы всем телом прижаться именно к этой женщине. (Промежуточные варианты не рассматриваю в связи с их не очень широкой распространенностью.)

Есть еще и нечто такое, что не связано с межполовыми особенностями настоящих суток. Тут перед нами необозримый спектр самых привлекательных вещей. Человек слаб и не всегда умеет себя ограничивать. Каждый не раз замечал, насколько соблазнительным выглядит вон тот кусок телятины на сельскохозяйственном рынке, а десяток яиц из-под деревенской курицы привлекает к себе взгляд и возбуждает такое же острое желание купить, как и узбекские помидоры.

Помещение женщины в высокоэстетичную среду промтоварного магазина размерами с Министерство обороны Российской Федерации заставляет ее чем-нибудь соблазняться несколько часов подряд, а мужчина буквально обалдевает на выставке-продаже электротехнических инструментов и рыболовного оснащения. Половые особенности личности иногда прекращают работать при виде нового высокоскоростного автомобиля, тогда как посадка человека в этот автомобиль вызывает желание посадить туда же какую-нибудь женщину с тонким запахом миндаля от ее длинных волос. Напротив, цены на бензин не всех и не всегда соблазняют залить полный бак, а трудности на работе не каждого сотрудника немедленно настропаляют с ними справиться и доложить начальству о достигнутых результатах. То же самое и с налогами. Нет ни одного нормального человека, который бы, до глубины души соблазнившись, возжелал быстро и без осложнений отдать все свои налоги тому, кто ими распоряжается и тратит на всякую ерунду.

И тем не менее всё, что касается соблазнения одного человека другим, наиболее характерно для нынешнего дня. Я категорически отказываюсь разбирать все варианты. Здесь работает, как говорят ученые, чистая психология. Здесь имеет значение чья-нибудь неуемная психика. Здесь играют свою роль индивидуальные особенности личности и творческий подход к делу. Не один самый успешный соблазнитель не может объяснить, как ему удается у любой девушки взять телефон, а потом ей даже не попробовать хотя бы раз дозвониться. Самый же неуспешный никогда не расскажет, как у него получилось никакого телефона у девушки не взять, после чего она позвонила ему сама, чтобы сказать, что мечтает о том, чтобы он ее соблазнил не позже 27 декабря уходящего года.

Описаны в мировой литературе и такие эпизоды, которые безусловная классика. Это были высшие достижения со всеми нюансами, когда даже во время чумы, революций и прочих катаклизмов люди не оставляли желания кого-нибудь затянуть в свои тонко расставленные сети. А что происходило в не очень далекое советское время? Коммунизм молодежь уже мало интересовал, как и социализм, а девушек соблазнять интересовало очень. Мест для этого было предостаточно. Любые городские танцы сопровождались массовым сближением танцующих, а преклонение перед западным образом жизни вызывало такую жажду отдаться ему без остатка, что никакие проработки по партийной линии не могли никого от этого отвратить.

Вспомним и великих соблазнителей всех времен и народов. Из них, на мой взгляд, самым великим был не делец, ухажер, музыкант, танцор, писатель и алхимик Джакомо Казанова, а мой товарищ и друг по старому дому в центре Москвы Александр Петрович. Сам он себя ни с каким Казановой не сравнивал, он даже преклонялся перед ним, но был при этом будь здоров какой мастер расставлять свои тонкие сети. Я пробовал разобраться, почему это так, но каждый раз он что-то скрывал от меня, и я получал такие ответы, какие могли сохранить разве что мостовые и тротуары нашей юности, а могли не сохранить. Проще было со стула вскочить и, руки широко раскинув, от всей души закричать:

- Ты ли это, Александр Петрович! Какими судьбами?

Помимо моей неприбранной комнаты, помнят его и всякие иные, отнюдь не "земляничные поляны", которые он, вне всяких сомнений, посещал с завидным постоянством, и в длинных, как загребная восьмерка, полуботинках не раз проходил по холодной брусчатке площади имени великого советского летчика Валерия Чкалова. Наверняка не забыли его стеклянная пельменная на углу, и наш ближайший к дому гастроном "У летчиков", и кинотеатр "Центральный", где он в неполной темноте наслаждался приключениями известной американской блондинки в белом расклешенном платье и с изогнутым саксофоном. Словом, внезапный был соблазнитель, очень продвинутый, очень начитанный, и ритмичные скрипы диванных пружин в моей комнате не позволяют солгать ни о его уникальной судьбе, ни о чем-то еще, что опять-таки затаилось за мерцающей пеленой прошедшего времени.

А бывало и так, что диванными пружинами никто не скрипел. Тишина наступала такая, что я просыпался от скуки и одиночества. "Вот, - думал я, лежа в своей двенадцатиметровой комнате. – Жизнь мимо проходит, летит все куда-то, а я не понимаю, куда все летит и для чего". Но это – уже потом, в иные ночи, когда луна освещала мой шкаф и предметы в комнате казались не такими банальными, как днем.

А что до тех ночей страсти, то были они или не были – не суть важно. Какие-то – наверняка. Обязательно. И важно здесь, что запомнились мне своим терпким запахом чувственности, которая и по сей день выше всего остального. Запомнились мне и шуба из ненастоящей рыжей лисы, по залежалому запаху меху напоминавшая ту, в которой ходила по пустырю наша приземистая кадровичка Н.Н.Голубятникова, и два сапога типа "чулок" у основания шкафа. Запомнились чьи-то шептания, вскрики; два граненых стакана на столе, вчерашняя газета "Правда", древесный фикус на подоконнике и две вилки из алюминия. Потом кто-то спросил про резиновое изделие №2: "Зачем ты проник в меня без него?"; и, не дождавшись ответа, капризно сказал: "Да укрой же ты бледные ноги мои белоснежной простынкой товарища!".

А тот бледный столичный рассвет, как и положено давнишнему рассвету, проник из Москвы в мою комнату не вдруг и не сразу, и я, обалдев от бессонницы, ровным счетом ничего не рассмотрел, кроме "джазового" пиджака моего товарища, криво покоившегося на спинке стула. Тут по радио стали утренние упражнения передавать, и я пару раз растянул свой резиновый эспандер на заре. И вновь Москва отозвалась какими-то гудками, похожими на отголоски не всегда очевидной судьбы…
Владимир Вестер
27.12.2016
Ссылки по теме: праздники
Архив
Темы
Авторы
©2005-2017 Суперстиль