†енский журнал ‘уперстиль
№222 // 26 ноября 2014 г.
Юлия Устинова: "Полнота жизни"
- Наблюдаю за вами много лет, вы дорожите своим раз и навсегда определенным имиджем?

- Вы имеете в виду круглые очки, челку и юбку в клеточку? Бабушка привезла мне клетчатый сарафан из Голландии, когда мне было шесть лет. С тех пор у меня всегда есть что-нибудь в клетку. Когда потребовались очки, лет 10 назад, я купила первые круглой формы и не стала носить - у меня как раз родилась старшая внучка, и я подумала, что бабушка-клоун - это не смешно, а потом решила, что очень даже смешно... Ну, а прическа у меня такая с детства. Другой никогда не было.

- Вы человек, к моде не относящийся, но именно ваш подход может помочь тем, кто не уверен в себе, кому не нравится собственная внешность или нет возможности бесконечно обновлять гардероб.

- У Юлии Беломлинской есть такая строчка: "С таким лицом, что тело лишнее". Хорошо б при этом не закрашивать лицо до смерти, светиться глазами, не поддаваться навязыванию стереотипа тощей фигуры - это не всегда красиво.

У меня отстраненный взгляд. Я поняла, что нельзя за модой бегать, и не замечать ее нельзя. Это только джинсы идут всем, остальное - очень индивидуально. Я люблю, когда много ткани, это куда более эротично и загадочно, чем облегающие вещи. Драпировка уместна вокруг любого тела - худого или полного. Полнота - это красота, если она в здоровых границах.

Нельзя же из всех девушек делать мальчиков, многие мужчины ориентированы на семью и детей, и женщина для них - богиня плодородия.

- Ваши скульптуры, Юлия, имеют очень "плодородный" вид.

- Да, у них есть все для продолжения рода - живот, груди, бедра.

- Какая из ваших работ у вас самая любимая?

- "Душ", например, вещь выстраданная. Это не вечер - утро, надо собраться, где-то взять силы, проснуться и начать жить. (У меня вообще скульптур не очень много, они у меня всегда связаны с сильными переживаниями. Я их поэтому, наверное, и не тиражирую).

- А я обожаю ваших "Дальнозорьку и близоручку"...

Их я лет 8 назад придумала, потом связала отдельно каждую и тоже было что-то недоделанное, но когда они встали рядом, и я дала им одну нитку на двоих, - они ожили.

- Вязаная скульптура - ваше изобретение?

- Не думаю. Вязать я научилась в детстве, так же, как рисовать, поэтому для меня вязание - естественный способ самовыражения. И понятный для восприятия многих людей - мои "симпатизанты"живут по всему миру, но больше всего их в Латинской Америки и Скандинавии , где культ вязания.

Катастрофа всей моей жизни, что меня "принимают за варежку". Даже восхищенные зрители путают материал с сутью. И я никак не выберусь из этого замкнутого круга. Я же не буду объяснять, что одну вещь я делаю несколько месяцев. Иностранцы пишут: " Можно ли купить паттерн"? У скульптора, работающего с деревом или мрамором, никто не попросит "выкройку".

А вяжущим женщинам вообще кажется, что это очень просто.

- Великая литература тоже состоит из обычных слов...

- Я очень много читаю - это невроз такой специальный! Мне это не впрок: должна бы хорошо формулировать мысли и могла бы процитировать только что прочитанное, но... ничего не помню, кроме своих эмоций. Тетушка моя, когда ей жалуюсь, называет это "удовольствием от процесса".

Сейчас читаю все вокруг Революции 1917 года. Прочла замечательные записки Кирилла Николаевича Голицына. Он всё описывает с аристократической сдержанностью, абсолютно без эмоций. И от этого еще страшнее. Прочла с огромным восторгом Власа Дорошевича, затем Мариенгофа и бесконечно - Набокова.

- Но книги - не только ваша страсть, но и работы. Что вы сейчас иллюстрируете?

- Только что сдала в издательство картинки к книге Френсис Бернетт "Маленькая принцесса". И недавно вышел сборник пьес С.Я. Маршака, где я проиллюстрировала "Петрушку-иностранца".

- ...А ваша вязаная "Женская проза" - одна из моих любимых скульптур.

- Я сделала ее для выставки "Книга художника", понимая, как все писательницы зависимы от своей женской сути.

- Из нее торчат в разные стороны - руки, ноги, округлости... А начинали вы ее с чего вязать?

- С книжной обложки.

- Разговор сам собой вернулся к сути женской красоты?

- Думать об этом надо начинать довольно рано: к 50, а иногда и раньше, сущность оказывается на лице. Даже когда-то очень красивые женщины никого не могут обмануть - поджатые губы, скошенные к носу от постоянной лжи глаза... Тут даже пластика ничего не исправит!

Если у женщины есть расположение к миру - лицо прекрасно. Смотрю на подруг и снова в этом убеждаюсь - те, про кого я знала, что они хорошие, - это видно на лице, и это ценнее, чем классическая красота.

- Т.е. у вас бесстрашное отношения к возрасту?

- Случилось счастье - мне было 44 года, когда родилась моя первая внучка, и ощущение старости не пришло. Сначала одна деточка, а потом обе "вплелись" в жизнь. Сын настоял, чтобы девочки называли меня бабушкой, а не по имени - для соблюдения субординации. Хотя в нашей стране слова "бабушка" и "старуха" почти синонимы!

Но молодой "бабушкинизм" - это подарок. Мы вместе с Валей и Дуней любим ходить по магазинам - до этого с сыновьями не могла себе этого счастья позволить. Внучки тоже стали моими подругами.

Но возраст не панацея, иногда я умудряюсь глупостей наговорить, что совсем не свойственно мудрым бабушкам... А ответственность бабушки одновременно больше и меньше материнской. Больше - потому что отвечаешь и за себя, и перед детьми, но, с другой стороны, судьбу ребенка уже решают родители.

- В вашей жизни дружба занимает важное место?

- Невероятно. Без нее как проживешь? Дорожу каждой минутой, проведенной с друзьями, учусь прощать, не портить отношения из-за разных политических взглядов, например. Не этим мы друг другу дороги.

И конечно, когда получается что-то сделать вместе с друзьями, – особенное счастье. В этом году событием для меня стала наша с Ольгой Мониной выставка "Завтрак у Тифона". Оля потрясающий художник, большая выдумщица и близкий друг. Выставка у нас получилась, к взаимному удовольствию, с юмором, хотя тема была заявлена античная.

- Сейчас над чем работаете?

- Делаю больше книг. Судьба художника сродни актерской - лет десять назад у меня неожиданно прекратилась книжная работа, а теперь интенсивно восстановилась - боюсь сглазить. Странно для меня самой, что я профессиональный книжный график, но там у меня нет амбиций...

То, чем ты занимаешься сегодня, теми образами ты и мыслишь. У меня все образы и идеи приходят в виде скульптур. А когда рисую - в виде станковых листов, или в круге тарелки. Сейчас я решила все изменить и начать делать деревянные скульптуры. Надеюсь, что их выкроек у меня просить никто не будет.

- Ваш особенный талант?

- Выпендриваться - в смысле, ни на кого не быть похожей. Жить и работать по-своему. Не перерисовывать чужого.

- Как художника не могу не спросить вас про взаимоотношение с цветом.

- Цвет - это способ взаимодействия с реальностью. В одежде, например, если одна вещь, как в моем любимом случае, клетчатая юбка, другая должна быть однотонной. У меня личные сложности с восприятием золота - даже совершенную восточную красоту золотое обилие обесценивает. Когда такое лицо, зачем столько богатства? Впрочем, не буду вмешиваться в чужие традиции. У меня, например, проблемы с восприятием желтого цвета...

- Какие времена года вас вдохновляют?

- С появлением внучек, с которыми провожу много времени в учебном году, стала ценить время каникул и использовать его для работы. Тем более, что лето я не люблю, поэтому мне не жалко его на книги и скульптуры потратить. А люблю я осень и весну - время перемен, когда всё неожиданно. Летом - жарко, зимой - холодно. А весной или осенью выходишь на улицу и не знаешь, что будет. Интригует. И здорово!

- С Новым годом вы в каких отношениях?

- Больше всего люблю подготовку к празднику, выбор и изготовление подарков, изобретение меню, конструирование ёлок из нестандартных материалов. Еще люблю наряжать ёлку. Каждый раз выходит по-разному. Из обязательной программы - фрукты, сделанные из проклеенной ваты моим дедушкой. Всегда завязываю банты и вырезаю бумажных Ангелов. Остальное - экспромт.

Елена Вышинская
26.11.2014
Ссылки по теме: книги, искусство, интервью
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль