†енский журнал ‘уперстиль
№32 // 24 февраля 2016 г.
Свидетель и хранитель. Мой ежедневник
Ежедневники я храню. Я плохо запоминаю, когда что случилось, зато помню, в каком из ежедневников и примерно на какой странице (в начале или конце) может быть записано это событие.

Командировки, места работы, важные встречи, дни рождения. Когда я давала лекарство собаке и сколько дней? Как звали уборщицу, которая за чаем спросила меня: «Как происходило становление вашего характера?» Это была Маша, она училась на вечернем философском. А вот телефон детского психолога, которая сказала про моего четырехлетнего сына: «В будущем только ручной труд». Может, позвонить ей и рассказать о его дипломе?

В ежедневник записывают дела, поэтому жизнь в нем выглядит достаточно буднично и грустно. Много записей о больницах и врачах – отвезти ребенка к врачу, госпитализировать папу, договориться о консультации для тети, сдать анализы, навестить друга в больнице – корпус хирургии, 5 этаж, палата 507. Если верить ежедневникам, то нет ни одного месяца, когда кто-то не болен или кому-то не нужен врач.

Зато регулярно встречаются записи про выставки и концерты. Можно подумать, что я завзятый театрал и любитель живописи и музыки. Я, конечно, любитель, но записи эти обычно делаются впрок, а потом с удивлением обнаруживаются, когда дата уже прошла. Иногда мне кажется, что чем больше я записывала, тем меньше ходила.

Отдельная история - цифры. Их в ежедневнике много. Считать не умею, exel не люблю, поэтому у меня всюду столбики цифр. Я должна 2500, мне должны отдать 540, кредит платить до 10 числа каждого месяца. Столбики все равно не помогают, считаю я все равно плохо, exel не предлагать, у меня есть калькулятор – большой, черный, с множеством непонятных кнопок. Еще постоянно встречаются подсчеты петель для бесконечного количества связанных мною свитеров. Есть ощущение, что в свитера эти можно было бы обернуть шар земной.

Интересно наблюдать за чудесными превращениями людей из моих ежедневников. «Организовать командировку и отпросить Н.А. в новостях» - вот он, корреспондент, и ты посылаешь его в командировку, а потом он возвращается и просит тебя проверить текст репортажа… А вот через 12 лет я сама с трудом дозваниваюсь этому человеку, потому что он пресс-секретарь вице-премьера, а мне нужно интервью. И он меня не узнает, да и не надо. «Проверить текст и согласовать с В.М.». В.М. - мой коллега-продюсер, с ним работаешь, и споришь, и не любишь, и даже очень не любишь. Проходит время, и он уже говорит из телевизора от имени и по поручению одной из важных силовых структур. И его не любишь с удвоенной силой.

А больше всего в этих ежедневниках работы. Не просто и не только работы, которая была основной все эти годы, а постоянные подработки, интервью, съемки, встречи, переводы, отправить факс, позвонить и напомнить, три дня в Харькове, пять дней в Кемерово. Нет, я не перечитываю эти книжки и книжечки, они просто стоят у меня на нижней полке, и я листаю их, когда хочу что-то найти. Это не самое веселое чтение.

Получается, что моя жизнь состоит из работы, еще работы и еще работы, больниц и врачей, долгов, кредитов, дать глистогонного собаке и купить жидкость для бачка-омывателя.

Почему-то я не записываю в ежедневник ни встречи с любимыми друзьями, ни прочитанные книги, ни путешествия – разве только номер рейса и аэропорт. Не записываю весенний солнечный день и сумасшедшую летнюю грозу, нет записи о том, как опять на подоконнике расцвел жасмин, который старше меня, а все еще взрывается крошечными белыми цветами с нежнейшим запахом. Почему я не пишу – «опять зацвел безумный жасмин»? Почему я не записала про многое, удивившее, поразившее, обрадовавшее меня? Не знаю.

Не знаю, но в этом году надо это поменять. В этом году ежедневник будет толстый, и там хватит места для всего.

Дарья Олевская
24.02.2016
Ссылки по теме: состояние, работа и профессия, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2018 Суперстиль