†енский журнал ‘уперстиль
№11 // 23 января 2017 г.
Любовь на морозе. Романтика и простуда
Медики пристально следят за здоровьем нации и воспроизводством здорового населения. Они категорически против «холодной зимней любви». По их мнению, сексуальные упражнения на морозе ведут к сильнейшей простуде и потере работоспособности на много-много дней. Заболеть могут оба. Как женщина, так и мужчина. Она ему после долгих уговоров и возгласов «Ты что, с ума сошёл?» всё-таки уступила в каком-нибудь заснеженном переулке, когда поблизости никого больше не было, а он на другой день слёг с кашлем и насморком, а она с тяжелейшим бронхитом. И оба в разных постелях.

Рассмотрение ситуации по существу ни к чему не приведёт, кроме констатации тех же фактов. Одно лишь прольёт дополнительный свет: острейшее желание заняться любовью немедленно, несмотря на холодную, вьюжную обстановку.

Само по себе такое желание, как было сказано, редкость, но и оно взывает к немедленной реализации. Рассмотрим несколько вариантов.

Предположим, нет у любовников денег. Деньги нужны, чтобы уединиться в ближайшей гостинице часика на два, на два с половиной. Можно бы и в машине, а и машины тоже нет. Она ему ещё не подарила, а себе не купила. Дома? Можно и дома. Но у него в квартире жена, тёща, пёс, аквариумные рыбки, а у неё – муж, ребёнок, а в кухне вот уже какой день сидит родной дядя, нагрянувший внезапно из майданной, бунтующей Украины. Так что он бы и рад её к себе позвать, однако сама мысль об этом вызывает в нём чувство опасности и отторжения. Да и она бы – с радостью. С каким удовольствием она бы его к себе пригласила! Так бы и закричала на всю улице: «Едем, Гаврила, ко мне!» Но – ей Богу – никак невозможно. Ситуация не позволяет. Она с ним приезжает к ней домой, а сама не может объяснить, кто это такой с ней припёрся и с какой стати она собирается лечь с ним в постель, да ещё при прописанном на той же жилплощади живом муже. Как она мужу скажет: «Постели себе в прихожей. Сегодня ночью я буду не с тобой спать»? Как он воспримет такое сказанное?

Подтолкнуть возлюбленную пару к любви в зимнее время года может и что-нибудь более поэтическое. Пушистый снег, лёгкий морозец, мерцающие огоньки в окне, розовые щёки спутницы в белой пушистой шапке, её горящие желанием глаза. Эти и другие образы говорят о лиризме происходящего, чувстве привязанности друг к другу, о желании не расставаться никогда и вместе идти навстречу светлому завтрашнему дню, имеющему талый запах ближайшей весны. Но при всей нашей далёкости от желания возводить напраслину на текущую современность, угадать в ней что-нибудь поэтическое не так-то просто. Это присуще немногим, склонным к приятному идеализму, не всегда различимо в рациональном беге времени, в его способности нестись куда-то вперёд, а не куда-то назад. А если отнестись «куда-то назад», то можно попасть совсем в иное измерение. Туда, куда не всегда удаётся попасть, но иногда попадаешь как-то поперёк заявленной темы, хотя и в приятный зимний денёк. О чём, собственно, такая известная строка: «Мороз и солнце, день чудесный». Или: «Замело тебя снегом, Россия. Замело тебя серой пургой». Или строки поэта Георгия Иванова: «Это звон бубенцов издалёка,/ Это тройки широкий разбег,/ Это чёрная музыка Блока/ На сияющий падает снег». Или совсем уже куда-то удалившись, спрятавшись от всего будничного и банального, удастся вспомнить «Шуточку», эту замечательную Чеховскую «Шуточку», этот небольшой лирический рассказ, начинающийся такими словами:

«Ясный зимний полдень… Мороз крепок, трещит, и у Наденьки, которая держит меня под руку, покрываются серебристым инеем кудри на висках и пушок над верхней губой. Мы стоим на высокой горе. От наших ног до самой земли тянется покатая плоскость, в которую солнце глядится, как в зеркале. Возле нас маленькие санки, обитые ярко-красным сукном.

- Съедемте вниз, Надежда Петровна! – умоляю я. – Один только раз! Уверяю вас, мы останемся целы и невредимы».

Они съехали, съехали вниз по «покатой плоскости», несколько раз скатились на «маленьких санках, обитых ярко-красным сукном». И каждый раз во время стремительного движения к земле он ей в полголоса говорил: «Я люблю вас, Надя!»

Но, как сказано в том же рассказе, «это было уже давно». Так давно, что уже и не помнит никто. Почти никто. А если кто и помнит, то, может быть, значения никакого этому не придаёт.

Надеясь на то, что зима скоро кончится, и наступит новая весна. И забудется тот порыв ветра в заснеженном переулке, который доносил какие-то слова о жизни, надеждах и редком случае любви на февральском морозе.



Владимир Вестер
23.01.2017
Ссылки по теме: мысли, любовь, зима
Архив
Темы
Авторы
©2005-2017 Суперстиль