†енский журнал ‘уперстиль
№198 // 21 октября 2016 г.
Старая роль. Возвращение в прошлое
Все мы при взаимодействии с людьми играем те или иные роли. Роль ребёнка, ученика, подружки, соседки, котовладельца, чучела или первой красавицы, любовницы или свободной женщины, мамы или тёти, бабушки или даже дедушки.

Есть два противоположных утверждения в разных философских и религиозных учениях: первое гласит, что человек не меняется — и за свой долгий путь от рождения до смерти остается тем, кем его создали; второе оставляет за человеком право на серьёзные изменения и преобразования вплоть до превращения в бога.

Верны, как это часто бывает, оба мнения. Человек может душевно пережить поистине волшебные превращения — вроде тех, что претерпевает гусеница, становясь бабочкой. Но даже если преображение такое яркое, нельзя забывать о том, что, хотя гусеница может кончиться, так и не став бабочкой, превратиться в слона или, хотя бы в таракана, она не способна. При этом за много-много поколений маленькое крысообразное теплокровное существо способно превратиться в дельфина, оленя, или даже летучую мышь, но не в рыбу, цветочек или бабочку. И все возможности не мешают существу остаться крысой — в чём-то тоже эволюционировавшей, но мало отличной от своего древнего предка.

Но отойдём от философии и вернёмся к нашим ролям. Одни из них мимолётны: мы на несколько минут превращаемся в волхвов, выбирая подарки и вручая их, в гуру, когда даём совет (если давать советы — не наша специальность и предназначение!), в гигроскопичную жилетку, вытирая чьи-то слёзы (опять же, если это не постоянное наше занятие). Другие — прочные и долговременные: роль ребёнка, роль нежной девушки, роль серьёзного сотрудника или специалиста, роль жены, роль председателя родительского комитета.

Наши прочные и долговременные роли влияют на нас самих и на тех, с кем мы эти роли во взаимоотношениях играем — на примитивном уровне условных рефлексов. Это влияние настолько сильное, что нередко человек, уже сменивший роль, вновь неожиданно для себя оказывается в ней. Это как если вы сидели на работе несколько лет в одном кабинете, а потом вас перевели в другой. Возможно, не один и не два раза вы поймаете себя на том, что у вахтёра автоматически спрашиваете ключ от кабинета 258, тогда как уже давно сидите в комнате 102. Или расписываетесь за ключ 102 в графе 258 или только на лестничном пролёте ловите себя на том, что вам надо на первый, а не на второй этаж. Но в случае со сменой кабинета в вашем привычном поведении вы не встречаете поддержки: вам поправляют подпись, вас окликают коллеги, ключ не подходит.

А вот в старой роли вас ждёт ловушка: как только вы туда вернётесь, вас, скорее всего, поддержат и поощрят. Не обязательно улыбкой, добротой, лаской, а, возможно даже ворчанием или скандалом, который будет вам в радость по той причине, что вы его ожидали — это будет предсказуемая ситуация.

В старой роли вы точно знаете, что за чем следует. У кого какие права и обязанности, а также особенности исполнения последних. В новой роли это ещё предстоит узнать или даже выстроить самостоятельно, а потом поддерживать. Старая роль выучена, знакома, привычна — как разношенные джинсы или старый свитер — пусть даже и с дырой — это то, что стало вашей второй кожей. Новая роль напоминает новое платье — даже чудесно сшитое оно ещё будет некоторое время смущать вас цветом, тем, как непривычно трепещет подол на ветру и ещё целой уймой всяких мелочей. Привычность и предсказуемость — огромное искушение для возвращения в старую роль.

Но, пока вы сидите в старой роли никто не играет вашу новую! К тому же, не исключено, что вам там, где вы должны быть в новой роли, за время вашего отсутствия найдётся замена, и места уже не будет. Возможно, что после несвоевременного возвращения в старую роль, включиться в новую уже не получится.

Представьте себе бабочку, которая, вместо того, чтобы порхать с цветка на цветок, пить нектар и знакомиться с другими столь же воздушными созданиями по старой гусеничной памяти медленно потащится сквозь переплетение травинок и попробует грызть листок хоботком. Так ведь недолго крылья помять и с голоду умереть!

Как смешно и жалко выглядит взрослый волкодав, пытающийся спрятаться за хозяйку при приближении какой-то опасности, также смешно выглядит и взрослый человек, сбегающий в свою старую роль от новой. Впрочем, кроме того, что в старую роль нередко по привычке влетаем мы сами, возможен ещё и такой расклад, что нам её активно навязывают окружающие. Не по злобе — по старой памяти.

Так, для родителей мы всегда останемся детьми — и никакие дипломы, свидетельства о браке, лысины и даже собственные дети не убедят родителей в том, что вы — уже взрослые. Мудрые родители стараются давать возможность подросшим детям жить и строить свою жизнь отдельно или создавать в старых взаимоотношениях новую роль для себя. Например, из "мамы мальчика" превращаться в "маму мужа". Это сложно, но возможно и очень здорово.

Ненадолго в старую роль можно вернуться — только осторожно. Это как открыть альбом с фотографиями. Бросить взгляд на старый дом. Или заглянуть попить чаю с коллегами на старую работу. Поболтать, поулыбаться, но в работу не включаться.

Бабочка тоже может сесть на веточку, где сидела когда-то гусеницей, главное, чтобы она не забывала о том, что теперь она — бабочка.
Женя Чикурова
21.10.2016
Ссылки по теме: психология, настроение, мысли, мечты и желания, жизнь и судьба, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль