†енский журнал ‘уперстиль
№198 // 21 октября 2015 г.
Моногамия умерла. Да здравствует моногамия!
Почему так сильна в нас эта давным-давно осознанная в своей наивной иллюзорности атавистическая вера в то, что уж теперь-то точно - любовь навеки и никакого секса на стороне? Да-да, вера именно атавистическая, поскольку моногамию как сексуальную верность одному партнеру практикуют, как известно, лебеди, аисты и прочие дикие гуси. Ах да, и еще некоторые насекомые. Хотя... согласно научным изысканиям последнего десятилетия, именно моногамия превратила обезьяну в человека, и произошло это в раннем плиоцене примерно пять миллионов лет назад.

Оказывается, жившие тогда ардипитеки - ранние австралопитеки, древнейшие предки людей, - обрели двуногость и лишились клыков, то есть обнаружили два первых признака вочеловечения обезьян, именно благодаря переходу к моногамии. Американский антрополог профессор Оуэн Лавджой в 2009-м году опубликовал в журнале Science статью, в которой рассказал как всё это было.

По версии Лавджоя двуногость и редукция клыков развились в результате перехода от схемы отношений "самок берет сильнейший" к схеме "самка предоставляет секс в обмен на еду самому заботливому". Тем самым, беспорядочные половые связи горилл и шимпанзе вытеснялись свойственной человеческому виду парной моногамией. Агрессивные самцы с клыками стремительно теряли свою популярность среди самок и, как следствие этого, теряли свои клыки. А чтобы заботиться о своих самках и обеспечивать их едой, заботливые самцы должны были переносить добычу на большие расстояния, что удобнее делать при двуногом передвижении, для чего в стопе ардипитека и появилась необходимая малоберцовая кость. Такая вот эволюция видов и отношений.

Работа профессора Лавджоя была признана специалистами журнала Science научным прорывом и, наверно, может объяснить нашу доисторическую тягу к моногамии. Возможно, со времен плиоцена в нашем коллективном бессознательном заложено: женатый самец не пойдет искать секса на стороне и не унесет туда еду.

С другой стороны, во всей патриархальной истории человечества моногамия являлась гражданско-правовой гарантией наследования собственности. На протяжении веков моногамный брак был необходим, чтобы мужчина был стопроцентно уверен в том, что его собственность останется в его семье, переходя по наследству к его же кровным детям и внукам. И единственным способом поддерживать эту уверенность было блюсти сексуальную верность своей супруги.

Для этого еще древние греки запирали своих жен в гинекеи. Да что там греки, Бальзак уже в девятнадцатом веке написал свою "Физиологию брака", где полушутя-полусерьезно наставляет мужей тысячью и одним способом следить за женами, чтобы предотвратить адюльтер. И поныне сексуальная измена в браке ставит семью под удар, хотя в двадцать первом веке это уже по меньшей мере непонятно. Ведь для уверенности в отцовстве есть тест ДНК, в конце концов!

Сегодня моногамия с правовой точки зрения бессмысленна, и стремление к ней - патриархальный атавизм, с каждым днем всё больше отмирающий во всем прогрессивном человечестве, аминь! Пора уже и нам принять тот факт, что мы вступаем в брак не для имени или собственности, а для любви. А любовь, как известно, с сексуальной точки зрения всегда свободна.

Увы и ах, но ничто не вечно под луной, и любовный пыл не может длиться дольше медового месяца. Ну, или нескольких медовых месяцев, если повезет. Страсть - гормонально обусловленная величина, и со временем меняется. Как, впрочем, меняется жизнь, культура и нравы.

Еще Наполеон при обсуждении Гражданского кодекса перед Государственным советом говорил: "Законы пишутся в соответствии с нравами, нравы же меняются. Следовательно, брак, подобно всем земным вещам, подвержен постепенному совершенствованию".

А вот что говорит о настоящем и будущем браке наш современник Роберт Турман, выпускник Гарварда и профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке, буддист, друг Далай-ламы и отец актрисы Умы Турман: "Брак - и отношения в целом, - станут более гибкими, открытыми, партнерскими. Патриархальное отношение к женщине из серии "ты моя и мне принадлежишь" уйдет в прошлое". И далее продолжает уже о любви, но не в контексте сексуальной моногамии, а в контексте настоящих партнерских отношений: "Настоящая любовь - это страстное желание делать счастливым того, кого любишь, но ни в коем случае не эгоистичное обладание... Примите тот факт, что любовь - живой организм, она постоянно меняется вместе с вами. Страсть постепенно переходит в любящую дружбу, основанную на глубоком взаимном уважении. Это естественный и прекрасный процесс".

Да, моногамия умерла. Умерла в том виде, в каком ее понимали наши бабушки и дедушки - как сексуальную верность в браке. Но человечество все равно лучше всего проявляет себя в парных союзах. И если вы нашли в жизни "свою половину", с которой вы можете реализовать все свои жизненные проекты и по отношению к которой испытываете истинную любовь, имеет ли в этом случае значение неизбежное сексуальное охлаждение и какие-то там адюльтеры? Сегодня наступает новая эра брака - брака гибкого, терпимого, основанного на взаимной эмпатии партнеров.

А потому - да здравствует новая моногамия! Моногамия духа. Моногамия души.

Лариса Осипенко
21.10.2015
Ссылки по теме: семья и брак, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2020 Суперстиль