†енский журнал ‘уперстиль
№240 // 21 декабря 2016 г.
Бабушка русской поэзии. Елизавета Бекетова
«…Честь, которой я не заслужил…»

Переводчицу звали Елизавета Бекетова.

Внука – Александр Блок.

Любимого писателя – Антон Чехов.

Бекетова обратилась к писателю Чехову просто, безыскусно и ненавязчиво. В двух словах объяснила, кто она, но развелось переводчиц видимо-невидимо, работы стало меньше, а сидеть сложа руки она не привыкла. Поэтому и «вздумала переводить с русского на другие языки и, зная, что Тургенев и Пушкин уже переведены, желала бы заняться Вашими творениями; но не знаю, будет ли это угодно Вам, и отнюдь не хочу причинять Вам неприятности. Сделайте одолжение, потрудитесь написать мне, позволяете ли переводить Ваши сочинения и печатать их в иностранных изданиях?». Великодушный Антон Павлович «одолжение сделал», 1 февраля Елизавете Григорьевне ответил. Из Ялты. Вряд ли он знал свою корреспондентку, тем более ее переводы, тем не менее, поблагодарив ее за внимание, написал: «Это честь, которой я не заслужил и едва ли когда-нибудь заслужу» и совершенно искренне заметил, что ее письмо чрезвычайно лестно для его «авторского самолюбия». (В скобках заметим - это не было фигурой речи, писателя Чехова письмо переводчицы Бекетовой действительно обрадовало – и не потому, что он был лишен внимания других переводчиков, а потому, что писатель Чехов был таким человеком). И Бекетова взялась за работу – перевела на французский рассказы «Дома», «Скрипка Ротшильда» и «Пустой случай».

Призвание

О Елизавете Бекетовой, как правило, вспоминают, когда речь заходит о ее внуке Александре Блоке.

Но бабушка Блока была фигурой вполне самостоятельной и самодостаточной, она много сделала для просвещения русского общества. Всю жизнь она была самоотверженным тружеником того дела, которому прослужила всю свою сознательную жизнь.

Лизе, родившейся 1 января 1834 года, дали хорошее домашнее образование. Оно не было систематическим, но блестящие способности девочки с лихвой перекрыли все недостатки такого рода обучения – она помнила множество исторических фактов, разбиралась в географии, хорошо запоминала стихи, могла наизусть цитировать отрывки прозы. Безошибочно писала по-русски, легко справлялась с грамматикой французского, английского и немецкого языков, свободно говорила не только на них, но и по-итальянски, в подлиннике читала Сервантеса и Кеведо. Когда пришло время определяться с выбором пути, все эти знания не остались лежать мертвым грузом, еще в отроческом возрасте Лиза увлеклась художественным переводом. Первый успех пришел в 1857 году - в переводах молодой начинающей переводчицы (21 год!) вышли романы Жорж Санд «Даниэлла» и Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома» в приложениях к журналу «Русский вестник». Уже через несколько лет, в начале 60-х, Елизавету Бекетову пригласили заведовать иностранным отделом в одну из самых популярных русских газет того времени газете «Русский Инвалид».

Бабушка и внук

Иногда в «Современнике» под псевдонимом Е. Б. она помещала поэтические переводы. И даже писала шутливые стихи: «Так, бодрствуя в часы ночные /И внука юного любя, //Старуха-бабка не впервые //Слагала стансы для тебя...».

Внук, вспоминая ту, которая дала ему так много в детские годы, в автобиографии 1915 года напишет: «Ее мировоззрение было удивительно живое и своеобразное, стиль - образный, язык - точный и смелый, обличавший казачью породу... Характер на редкость отчетливый соединялся в ней с мыслью ясной, как летние деревенские утра, в которые она до свету садилась работать...»

У Елизаветы Григорьевны были весьма устойчивые вкусы, понятия и взгляды – она не принимала любую метафизику, напрочь отвергала мистицизм, любила Пушкина, Фета, Тургенева, не признавала немцев, делая исключение только для Шиллера и Гейне. Блок вспоминал, что «при всей тонкости художественного понимания она говорила, что «тайный советник Гёте написал вторую часть «Фауста», чтобы удивить глубокомысленных немцев», и все это, продолжал он, «вязалось с пламенной романтикой, переходящей иногда в старинную сентиментальность».

В поэме «Возмездие» Блок так опишет свою семью:

В ней старина еще дышала

И жить по-новому мешала,

Вознаграждая тишиной

И благородством запоздалым...

И заколдован был сей круг:

Свои словечки и привычки,

Над всем чужим - всегда кавычки,

И даже иногда – испуг…

Просветительница

Основным ее призванием было просветительство. В 1855 году Елизавета вышла замуж за молодого блестящего ученого Андрея Бекетова. И со всей силой страсти, унаследованной от предков, отдалась любимому делу. Потому что на «романы» не то что времени не было – благородные девицы, подобные Лизе, на стороне увлечений вообще не заводили. Было не принято. После рождения внука – Саши-Сашеньки-Сашуры (кто в 1880-м знал, что она окажется бабушкой гениального поэта!) - мать большого семейства (целых три дочери, и у каждой свой норов, своя блажь и характер) разрывалась между семьей, новорожденным и работой. Но по складу личности своей она была такова, что она успевала все. Дочь Мария, ставшая первым биографом семьи и Блока, вспоминала: «Мать моя была женщина чрезвычайно своеобразная и обаятельная. Обаяние это заключалось не в наружности, а в ее уме, характере и манере себя держать…» и дальше отмечала, что отличительной ее чертой «была телесная и духовная бодрость. Она не признавала уныния…». Чем бы ни занималась Елизавета Григорьевна – домашней работой или очередным переводом для журнала – она это делала быстро, ловко и смело. Но главное было не во внешней стороне дела, которым она занималась, а в том духе, который она привносила во всякую свою работу».

Для издательства Пантелеева Бекетова переводила произведения Гюго, Мопассана, Флобера, В. Скотта и других великих.

Книги этих писателей вызывали интерес у читающей публики. Некоторые ее переводы стали классическими, например, «Айвенго» В. Скотта или сокращённый перевод «Дэвида Копперфильда» Ч. Диккенса, и были переизданы в 50-х и 60-х годах прошлого века.

В один и тот же день

Дочь путешественника Г. С. Карелина, жена ученого А.Н. Бекетова, мать переводчицы и поэтессы Е. А. Бекетовой, переводчицы и поэтессы М. А. Бекетовой, переводчицы А. А. Кублицкой-Пиоттух, бабушка А. А. Блока - Елизавета Григорьевна Бекетова, чьи переводы, как писал внук, разошлись в «сотнях тысяч томов», пережила мужа на три месяца и умерла в тот же день, что и профессор Бекетов, с кем она была счастлива долгие годы.

Из письма Блока - Бекетовой (от 22 декабря 1893 года)

Милая бабушечка!

Надеюсь, что скоро увижу тебя. Я ходил сегодня и вчера в гимназию, сегодня, по-моему, прекрасная погода. Мама ездила за покупками к Рождеству и купила много хорошеньких картонажей и хлопушек. Мы все здоровы... Сейчас мы играли с мамой в карты, и я обыграл маму один раз в дураки и три раза в мельники. Мама же обыграла меня только раз в дураки. Теперь Францик ушел в дежурную комнату. Нас уже распустили и дали четверть, причем у меня есть только тройки из русского, латинского и математики и 4 из французского. 24-ого числа мы поедем на елку к братьям. Догонять мне почти ничего не осталось, на праздники задано мало… Кисы разгуливают часто по комнатам, много едят, особенно большая, которая в одну секунду проглатывает кость от курицы... Вчера была метель и, когда я пришел, мама до того обрадовалась, что со мной ничего не случилось, что дала кушать жирной кисе Мухе. Муха же никак не ожидала этого и попятилась назад, но потом съела и попросила еще. Целую тебя и желаю тебе всего хорошего.

Твой Сашура

Геннадий Евграфов
21.12.2016
Ссылки по теме: литература, книги, история
Архив
Темы
Авторы
©2005-2018 Суперстиль