†енский журнал ‘уперстиль
№30 // 17 февраля 2017 г.
Музыкотерапия. "И только музыка спасает..."
"Древние греки считали музыкальную терапию лекарством, исцеляющим не только тело, но и душу. А современные исследователи выяснили, что весь мир, включая человеческое тело, находится в постоянной музыкальной вибрации, и даже самые незначительные изменения в их частоте влияют на состояние внутренних органов".

Сайт, с которого взята эта цитата, в очередной раз "доказывает": в то время как прослушивание классической музыки способствует лечению депрессии, язвы желудка и тому подобных напастей, всякие там рок-н-роллы и хард-роки оказывают ровно обратное влияние: дескать, при них и цветы вянут, и сорняки чувствуют себя много вольготнее. Одного только не учитывают мудрые советчики: почему, к примеру, гимн 90-х "Smells Like Teen Spirit" и вполне себе битлоподобную "About A Girl" написал и исполнил один и тот же человек? Да просто не выдерживает душа сплошного адреналина, и хочется чего-нибудь поспокойнее да помягче: недаром стареющий герой того же хард-рока Ричи Блэкмор продолжает трудиться не в рядах славной команды "Темный пурпур", а во вполне себе менестрельском коллективе.

Любимые многими "живые" концерты — тоже своего рода терапия: те или иные песни можно слушать сколько угодно, знать до последней ноты — и все же концертное исполнение навязшей в зубах у всего мира "Yesterday" нет-нет да и заставит взглянуть на нее по-новому: легкая, прозрачная мелодия, текст, в котором каждый находит то, что ему хочется, гениальная простота исполнения... А случившаяся некстати головная или зубная боль необъяснимым образом успокаивается, словно и сам ваш организм раскрывается навстречу любимым песням...

Парадоксально, но факт: порой кажется, что энергичная, веселая "вещица" с запоминающимся мотивом способна поднять настроение куда лучше печальной, как бы "настраивая" слушающего на нужный лад. На деле же происходит наоборот: знаток грусти Александр Вертинский отмечал, что печальная песенка — знак того, что кого-то и когда-то мучили те же проблемы, что и тебя. А именно это и нужно измучившейся душе.

"Когда у Доротеи умер сын, Бетховен пришел к баронессе. Он не стал произносить избитых, жалких слов, а молча сел за рояль и заиграл. Его импровизация выразила столько искреннего горя, тепла и участия, что осиротевшая мать разрыдалась. И в слезах нашла облегчение".

Подобное же воздействие музыка, да и не только она, оказывает и на самих творцов: интересно, кем стал бы Пол Маккартни, если бы его мама не умерла от рака? Разумеется, жизнь их семьи была бы куда более спокойной, да и потерять мать в четырнадцать лет не пожелаешь никому — но без этого не было бы ни Let It Be, ни той же Yesterday, ни многих других песен. С той же страстью в музыку кинулся и студент художественного колледжа Джон Леннон, обретший нормальную семью лишь за несколько лет до трагической гибели. И надрыв "безотцовщины" при погибшей матери и где-то скитающемся отце нашел выход не только в раздирающей душу Mother, но и в нежнейшей Good Night, которая закрывает легендарный "Белый альбом".

Примеров тому несть числа.

Хоть и говорят, что в двадцатом веке популярная музыка сказала уже все, что могла, но попытки "добавить" что-то свое продолжаются и по сей день, охватывая все новые и новые оттенки чувств слушателя.

"От слов, от звуков, от этого чистого, сильного девического голоса билось сердце, дрожали нервы, глаза искрились и заплывали слезами. В один и тот же момент хотелось умереть, не пробуждаться от звуков, и сейчас же опять сердце жаждало жизни... Обломов вспыхивал, изнемогал, с трудом сдерживал слезы, и еще труднее было душить ему радостный, готовый вырваться из души крик. Давно не чувствовал он такой бодрости, такой силы, которая, казалось, вся поднялась со дна души, готовая на подвиг".

И если уж в апатичном, хоть и прекрасном душой Обломове в эти минуты родилась любовь к Ольге — что же говорить тогда о нас, нынешних?

Сергей Князев
17.02.2017
Ссылки по теме: музыка, здоровье и медицина
Архив
Темы
Авторы
©2005-2017 Суперстиль