†енский журнал ‘уперстиль
№193 // 14 октября 2016 г.
Один день в году. Праздник накопления сил
Каждый день у нас какой-нибудь праздник. Так-то, бывает, нечего вроде праздновать, сплошное уныние и тоска, а сомнения всё-таки гложут: "Не может быть, чтобы совсем уж не за что было рюмку поднять!". И с необъяснимой лёгкостью вспоминаешь: 14 октября 1843 года впервые "Свадебный марш" Мендельсона прозвучал, став популярным не после первого исполнения, а спустя 15 лет на свадьбе короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV и принцессы Виктории. 14 октября 1884 года в США запатентована фотоплёнка и, стало быть, фотографирование двинулось резко вперёд. А до этого, в 1824-м (по старому стилю), открылся Малый театр в Москве, и там для столичных дам и господ давали новую увертюру А.Н. Верстовского; разъехались уже при свете керосиновых фонарей.

Кроме того, сегодня у дяди у троюродного по маминой линии (забыл, как зовут), кажется, какой-то юбилей! И не успеешь дядю поздравить, как немедленно выяснится, что и в этот день, как и во все остальные, всё человечество празднует своё дарвиновское происхождение, имевшее место почти один миллион лет назад. Вот это да!

А поглядишь в окно, а там уже осень. Лист разноцветный метёт по асфальту, женщины в широких модных плащах и лёгких октябрьских сапогах. А настроение какое-то возвышенное, просто-таки горы свернуть хочется.

Не обнаружив подходящей горы, думаешь: "А чем бы её заменить?" Ну, двадцать восемь тарелок помыл, скопившиеся в раковине с позавчерашней встречи с друзьями по автомеханическому факультету, всю квартиру пропылесосил, жену от варки курицы освободил, на работу съездил. Что ещё?

Жизнерадостный человек всегда скажет: "Да много что ещё!" И выделит из этого "много что ещё" что-нибудь первостепенной важности. Сказать вам, можно ли такое совершить за один день, он не скажет, но с неподражаемым оптимизмом намекнёт, что, казалось бы, самое сложное и невообразимое тоже в силах того, кто не растрачивает свою жизнь на пустяки.

При ближайшем рассмотрении выяснится, что ежедневно несколько миллиардов человек на всём земном шаре на всякую ерунду свою жизнь и растрачивает. Как это у них получается, наука и искусство давно пытаются выяснить, ссылаясь на непроходимую сложность данной проблемы. Не сможет ничего объяснить и никакой самый жизнерадостный человек. Быть может, при всём его оптимизме сильнейшая тоска охватит и его от таких мыслей, и кто-нибудь даже застанет его наедине с солёным огурцом и початой бутылкой жидкой "Русской валюты".

Однако сегодняшний день — не для крайних проявлений тоски и печали. Мы бы не стали весь его посвящать иногда безуспешной борьбе с человеческой глупостью. Он совсем для другого. Неспроста же в попытке его определения и было употреблено "жизнерадостный", а прикреплено всем нам знакомое "человек".

Заметим: не тоска и уныние как проявление человеческой неуверенности, не незнание самого себя и страх перед собственной внутренней бездной, а чувство той бесконечной радости, которую доставляет нам наша обычная жизнь в ежедневном её проявлении.

Бесплодные размышления о её не очень большой протяжённости в каждом личном случае — также не для этого дня. Доброта, чувство меры, отменный вкус, завидные сексуальные возможности, желание послать к чёртовой матери всякие мелкие заботы, забыть свои пагубные чувства, отвлечься от всех изматывающих проблем — вот что для этого дня. С восхода до заката он такой же, как и все остальные, но самое особенное в нём то, что не совсем он такой же, как все.

Мы же ведь обычно что делаем каждый день? Мы, стоит повторить, неизвестно на что расходуем свои жизненные силы вместо того, чтобы заниматься их накоплением. И хорошо, когда у человека такой могучий запас, что как бы ни растрачивал, а никак они не растрачиваются. Он вроде уже всего достиг, добрался до всех высот, какие только ни встретились на его жизненном пути, а весь арсенал так и не угробил на крайне затратные мероприятия. И здесь я бы сказал, что у меня был приятель с похожим запасом человеческой доброты и жизнерадостности.

Он приходил ко мне иногда в октябре, и бывало даже что 14 октября. Тогда такого праздника, как сегодня, ещё не было, но было что-то ещё, что трудно забыть. Товарищ мой потому и сохранился у меня в памяти как долговязый чувак примерно одного со мной возраста и в его незабываемой шляпе с отблеском вечерних фонарей на влажных полях. Он умел жить на широкую ногу, площадь которой не превышала площади подошв его крепких уличных ботинок на микропорке, чтобы не промокали в сырую погоду.

Он прекрасно был призван мечтать, спать, есть и у своей красивой мамы с алой гвоздикой в тёмных, как южная ночь, волосах иногда спрашивал: "Ты можешь мне, мама, сказать, когда отец тебе последний раз звонил?". Он полагал, что новый век будет во много раз занимательней старого, и это предчувствие не в силах его обмануть… Книги он тоже читал. Умные, толстые, хорошие книги в твёрдых ледериновых переплётах, а не только богато иллюстрированную, как потом оказалось, древнеиндийскую "Камасутру", из которой позицию номер 96 он воспринимал как коленно-локтевое положение с подъёмом всего корпуса в направлении восходящей луны.

Из личного опыта, а также из книг он почерпнул, что жизнь ещё непознаваемей, чем эта древнеиндийская позиция, и даже если он когда-нибудь допишет свой блестящий реферат по разметочному коммунизму, то и тогда не удастся ему в точности повторить триумфальный подъём человека из коленно-локтевого положения в сторону ночного светила.

Нереально совсем, как появление величественных шпилей и горельефов в тумане первобытных болот, клубившемся в те осенние дни над нашей строительной площадкой… Кое-какие проявления жизни, как он полагал, глубоко затаились всюду, в том числе в столичных улицах и переулках, и это его ощущение было настолько существенно, что иной раз странный мерцающий свет окутывал мой двустворчатый шкаф, и я не мог отделаться от иллюзии, что всё это происходит в Москве и тоже со мной, но через много лет после Октябрьской социалистической революции, Гражданской войны, коллективизации, индустриализации, Второй мировой войны, Первого спутника Земли, отставки Н.С. Хрущева, ввода советских войск в Прагу, схода с конвейера первых советских "Жигулей"… И предваряет массу других событий не "Броненосец “Потёмкин”" с его триумфальным шествием по городам и весям, а короткометражная немая кинолента о голой женщине, выходящей из ванной, протяжённостью действия 58 секунд.

Я и сегодня, 14 октября 2016 года, весь день собирался прожить с теми давними ощущениями, убеждённым пропагандистом которых был мой товарищ. Это, впрочем, моё личное дело, и я не навязываю его никому. Единственное, что хотелось бы навязать — известнейшее пожелание не растрачивать свою жизнь на безмолвные или грохочущие, как пустая бутылка в мусоропроводе, пустяки. И даже если вы очень заняты, упорно сражаетесь за себя и своих близких, мотаетесь от одной любовницы к другой, а оттуда к жене, мечтаете о средневековом замке в Лондоне и опасной карьере российского губернатора, всё равно хотя бы один день в году стоит посвятить накоплению жизненных сил и энергии. И отзовётся это для вас чем-нибудь не самым бесполезным.
Владимир Вестер
14.10.2016
Ссылки по теме: настроение, мысли, мечты и желания, жизнь и судьба, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль