†енский журнал ‘уперстиль
№235 // 14 декабря 2016 г.
Зимушка-Зима. Про времена года
Почему до сих пор люблю зиму? Скорее всего – это из детства, когда в Подмосковье всегда было много снега. Он выпадал уже в ноябре, убирая с глаз долой осеннюю распутицу. В детстве всё было хорошо, и снег был белый и хрустящий, как свежая капуста. Утром по пути в школу мы, разбегаясь что есть силы, раскатывали подошвами ботинок ледяные дорожки на тротуарах. Бабки ругались! «Что ж вы делаете, паршивцы!» – неслось в спину. Местами путь до школы представлял собой череду разбегов и скольжения. Днём дворничихи посыпали наше творение песком, а мы, возвращаясь из школы, раскатывали ледяные дорожки в новых местах.

В большую перемену обязательно все выбегали во двор покидаться снежками. Разумеется, без шапки и без пальто. Верхом веселья считалось толкнуть товарища в сугроб или запихнуть ему охапку снега за шиворот. Правда, в следующий раз ты и сам мог оказаться в сугробе весь в снегу. Никто и не думал обижаться по этому поводу, а тем более жаловаться, такое веселье было в порядке вещей.

Помню, как с середины января ярко светило солнце, и снег искрился в его лучах, отражаясь на стенах домов десятками солнечных зайчиков. Помню зелёные сосны в снежных шапках и виртуозно покрытые инеем паутинки тонких берёзовых веточек.

Счастьем было, когда наступали сильные морозы. Температура опускалась до минус 20 и ниже, отменяли занятия в школе, и тогда мы весь день пропадали на улице.

Катались на лыжах, играли в войнушку, рыли в сугробах подснежные ходы и устраивали берлоги. Как-то раз я даже отморозил себе щёки, но, увлечённый игрой, совсем не заметил этого. Какая-то тётка, проходя мимо, крикнула мне: «Беги скорее домой, малый, а то щёки отвалятся, вон как побелели».

В каждой квартире где-нибудь в кладовке или на балконе хранились лыжи-деревяшки, коньки «канадки» и клюшка с шайбой. Лыжня была только классическая и начиналась прямо от подъезда. Чтобы покататься, не нужно было, забросив лыжи на плечо, специально куда-то тащиться. Никто не бегал «коньком». Про коньковый ход я узнал лишь спустя десять лет. Да и не годились несмазанные лыжи-деревяшки и единого образца лыжные крепления того времени для конькового хода. Зато они хорошо подходили для катания с горки. В горку превращался каждый более-менее подходящий уклон местности. Внизу из плотного снега обязательно сооружался трамплин. Сколько раз, неудачно приземлившись, я ломал лыжу и в полном расстройстве полупешком возвращался домой. Полупешком – это как на самокате, свободной ногой отталкиваешься и какое-то время скользишь на одной лыже.

Шайбу гоняли на катке, а если на каток идти было влом, то, не надевая коньков, шайбу гоняли рядом с домом, прямо по накатанной проезжей части. Машин было мало, иногда вдруг появлялись легковушки-такси, автобус или грузовик. С криком «АТАС!» мы освобождали проезжую часть и вместе с клюшками ныряли в сугроб на обочине. Водители притормаживали, сигналили бибикалкой и катились дальше. Самые шустрые из пацанов успевали вынырнуть из сугроба и, ухватившись за бампер автобуса или кузов грузовика, прокатиться метров десять-двадцать, после чего игра продолжалась до следующего «атаса». Правда, тогда человека за рулём никто водителем не называл, его называли, как это было принято, по профессии – шофёр, с ударением на «ё». Это уже позже, когда стало больше личных автомобилей, укоренилось слово водитель, а слово шофёр, только теперь с ударением на «о», стало носить негативную окраску.

Дядки-шофёры были незлобивые и вполне вменяемые. Только один раз помню, как в наш адрес из открытого окна грузовика долетел высокохудожественный мат-перемат. Для моего неокрепшего детского воображения было настоящим откровением, как этот дядька смог уместить в одно предложение столько неприличных слов!

Как правило, лыжи, коньки и клюшки доставались нам от старших братьев. Но кому-то и в качестве подарка на день рождения. Почему-то новые коньки и лыжи не вызывали никаких нареканий, а вот новой хоккейной клюшкой играть было не принято. Это считалось бахвальством и за такой выпендрёж можно было легко выпасть из компании или же прослыть начинающим пентюхом, что ещё обиднее. Поэтому крюк клюшки сразу обматывали чёрной ХБэшной изолентой, как это делали для большей прочности и лучшего сцепления с шайбой настоящие хоккеисты. Такой немудрёный способ позволял придать клюшке бывалый поднаторевший вид.

За что до сих пор люблю зиму? С каждым годом любить зиму всё труднее и труднее, особенно в большом городе. В большом городе с зимой борются на всех уровнях и всеми доступными средствами, вплоть до химических атак с применением различных хлоридов, от чего снег на дорогах и тротуарах превращается в грязное сопливое месиво.

Но всё-таки бывают такие краткие моменты, когда коммунальщики ещё спят, и зима может самовыражаться в своё удовольствие. Тогда в одну ночь город преображается, как в сказке, становится светлым и чистым.

И ты утром проходишь первым по белому тротуару, и снег скрипит под ногами. Скрипит так же мягко и уютно, как в детстве скрипели новые кожаные ботинки, купленные мамой на день рождения.

Сергей Расторгуев
14.12.2016
Ссылки по теме: зима, дети, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2020 Суперстиль