†енский журнал ‘уперстиль
№84 // 13 мая 2016 г.
Русская песня. Отдушина застолья
Русская народная песня лежит глубоко на дне песенного сундучка и не всегда достаётся наружу. Как и любое милое старьё, она слышится старомодной и нелепой, пестрит дырами, свежими заплатами и странными, дикарскими украшениями. Однако без неё не только песенник не был бы полон — его не было бы вообще. И как часто из-под полы новодела проглядывают хорошо знакомые ноты и образы, а ультрамодная вещица оказывается приведённым в порядок и современный вид хорошо забытым старым!

Дело до русских народных песен в кругу поющих доходит к концу застолья или песенного сборища. Когда попсу с бардами уже отстучали, полузабытые песенные тексты из уроков английского (или французского) вспомнили, на романсах душа развернулась и свернулась, парочка блатных песен прозвучала и даже ария из модного мюзикла проскочила на ура. И вот тут наступает затишье, и кто-нибудь будто в шутку говорит: "Ну, давайте теперь по народным".

В непесенной компании народные песни обычно вспоминаются после третьей. Душа, отмытая всем предыдущим пением (или чем-то покрепче), катится по волнам народной песни, радуясь простой прелести её сюжета и мелодии. И даже залихватские и такие забавные в обычное время "ой" с последующим откровенно языческим обращением к стихиям, даже традиционные резкие и гнусавые переливы, которые каждый поёт на свой лад, не режут ухо.

Вдруг хорошо чувствуешь и понимаешь горе, грусть или ожидание и радость давнего, бывшего раньше таким далёким, почти нереальным ямщика, крестьянина или казака, ценишь его верного друга или коня, радуешься с ним его "любушке" или "ладушке" (жене, а не машине!), его полю, степи, лесу, морю. Сочувствуешь его простым хитростям: "Я осётра ловил под водой!", ложь, призванная во спасение, чтобы не ударить в грязь лицом перед красивой девушкой, потому что нельзя же ей сказать, что он, молодой воин, так ловко переходил мостик, что сломал его.

Мужская логика и похвальба в том, что они не знают, что такое интуиция, опровергается:

"Как напала на меня грусть-тоска жестокая,

Изменила, верно, мне, черноокая."

Но драматический накал песни таков, что этого не замечаешь.

Понимаешь девушку, которой замуж не хочется так сильно, что даже нового красного платья не надо. Или чувствуешь головную боль и душевную горечь брошенной жены или любовницы, которая "напилася пьяна" и вместо дома попала в сад — слушать кукушку, которая говорит всё время одно и то же, а ей, бедняжке, чего только в этом "ку-ку" ни слышится. И опять же — было бы смешно, а вот почему-то нет.

В пламени экологически чистой электронной свечи на батарейках вдруг отразится пламя лучины или послышится стук прялки или жужжание веретена.

И странно бывает, когда приходишь на концерт русских народных песен, приходишь, как знаток и ценитель музыки, чтобы слушать "это" с точки зрения познавательно-исторической, а уносишь оттуда новую (конечно же, не новую, но ранее ещё не слышанную или хорошо забытую) песню.

Несёшь песню и думаешь, как бы половчей пристроить в свой репертуар, чтобы её наивное очарование не пропало и не вызвало усмешки слушателей. Потом ловишь несоответствие слов, лезешь в интернет уточнять — ну, не может же так ускользать смысл народной песни, это вам не романс. Долгие поиски и в сотой редакции находишь, что да, современный исполнитель поменял одно-два слова, заменил старинные слова близкими по звучанию, но совсем иными по смыслу современными — и получилось так, что посреди зимней песни вдруг вклинилось лето, или среди моря вдруг появляется река.

Шёл казак через лес, а когда сломалась под ним доска (посреди леса!) — почему-то оказался он в речке. Причём не в переплюйке-поколенке, а в хорошей, серьёзной речке, с крутыми бережками, ледяной водой, и в которой подозревается наличие осетров. Нет, конечно же, с казаками, особенно в увольнительной, в жизни и не такое случается, но в народной песне таким несоответствиям места нет!

Или, бывает, выбросил современный исполнитель в народной песне куплет за неблагозвучностью, а с ним и смысл — за ненадобностью. Да что греха таить, мы сами сколько раз эти куплеты выбрасывали — потому что память к концу застолья становится дырявая, а всех куплетов длинной народной песни (типа баллады про Илью Муромца) и не упомнишь.

Забавно, что большинство народных песен имеют авторов и текстов, и мелодий. Сколько стихов к народным песням написали известные и малоизвестные русские поэты! Определяется авторство в народной песне просто: если песня благозвучная и логически построенная, у неё, скорее всего, имеется автор. Подробности быта, устаревшие словечки, неловко скроенный поэтический лад, неправильность ударений, юмор ниже пояса, обилие и взаимозаменяемость куплетов, а также простота повествования — признак настоящей народной песни, чей автор народ.
Женя Чикурова
13.05.2016
Ссылки по теме: традиции, музыка, культура, искусство, досуг, время, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2020 Суперстиль