†енский журнал ‘уперстиль
№212 // 11 ноября 2016 г.
Обманчивая книга. Нравоучения полуночника Вэйяна
Английская королева была удивлена, когда, прочтя сказку об Алисе в стране чудес, заглянула в остальные книги автора приключений милой и любознательной девочки: они оказались математическими трудами. Если бы не откровенно сказочное название, то многие английские математики могли бы удивиться, обнаружив под обложкой с именем своего коллеги Льюиса Кэролла сказку для девочек, а не математический трактат или задачник.

Не менее обманчивы даже названия некоторых книг из сокровищницы мировой литературы. Например, "Полуночник Вэйян, или Подстилка из плоти " Ли Юя. Автор этого романа называл себя Старцем Ли в бамбуковой шляпе и был провинциальным театральным деятелем. Труппа Старца Ли давала представления в богатых домах, пьесы имели успех, а труды по теории драмы представляют интерес и в наши дни.

Литературные произведения известного театрала — всего лишь атрибуты мира удовольствий состоятельного китайца, который земные радости предпочитал служению императору и книжным премудростям. Они не забыты, но классикой не стали.

В своих романах Ли Юй, а именно так звали старца-театрала в крестьянской шляпе, говорил с читателем простым народным языком историй для устных рассказов перед невзыскательной городской публикой. Язык этих историй (хуабэней) позволял актёру-рассказчику и острое словцо, и вольности стиля, и откровенность тематики. А вот прочесть такую повесть мог себе позволить не каждый. Китайская книга — дорогое удовольствие чиновника и аристократа в высокой шапке, сторонящегося простонародных шляп.

В Европе XVII век получил название "бунташного". Молодёжная культурная и сексуальная революция, разочарование в учёности — это общие приметы шестидесятых годов ХХ века для всего мира. Шестидесятые годы XVII века заставляют задуматься о магическом значении последней цифры христианского числа зверя. Шестёрка воистину цифра революционной сексуальности.

Кризис императорской власти в Китае, сопутствующая инфляция идей абсолютизма отразились и в забавной истории для досуга богачей. Герой оставляет стезю императорских экзаменов соискателя высших чиновных званий и должностей, вступая на дорогу познания физических утех. Служению небу он предпочитает удовольствия подстилки из плоти.

Шокирующий своей революционностью типаж с пониманием выведен автором романа, но сам Старец Ли скорее моралист и охранитель общественных устоев, чем глашатай сексуальной революции рождённых для наук, а не для постельных битв книжников.

Эротическая история, опубликованная в виде книги, дополняла фривольные "весенние картинки", театральное представление, не избегающее простонародной тематики, и живой разговор в мужской или женской половине состоятельного дома. Кем может оказаться на самом деле человек, нанимающийся к тебе в слуги? Что интересует ночного воришку, забирающегося к тебе в дом? Чем опасна пластическая хирургия? Где лучше брать уроки любви и секса? Что представляет собой психология и физиология книжника, и чего ждать от него в своём доме? Все эти вопросы могли интересовать богача, который мог себе позволить в быту едва ли не императорские удовольствия.

Автор времён кризиса центральной власти показывает, что учёному нравственнее и благоразумнее искать успеха на императорских экзаменах, позволяющих породниться с правителем, чем соблазнять домочадцев провинциальных богачей. Богачам же подсказывает, что для развлечения существуют театры и специальные весёлые кварталы, а приспосабливать по амурной части своих слуг небезопасно для семьи и дома.

Книга с интригующим названием "Полуночник Вэйян, или Подстилка из плоти" — одна из китайских вариаций российского домостроя. В ней есть и пикантные сцены, способные будоражить воображение рассуждения, откровенные эротические стихи, но это не лёгкое эротическое чтение и не экзотическое порно. Если вы не культуролог, не студент-филолог, не будущий медик, интересующийся психологией и психиатрией секса, то читать её следует не раньше лет тридцати, но для некоторых прочтение её после двадцати будет роковым опозданием.

Один из сюжетных поворотов истории напомнит нам о профессоре Преображенском из повести Михаила Булгакова "Собачье сердце". Чудеса хирургии делают Вэйяна непревзойдённым любовником, но его сознание не готового к новым физическим возможностям. И герой бросается в обратную крайность.

Для предотвращения роковых ошибок и можно прочесть роман с интригующим названием лет где-то после двадцати. Особенно деловым женщинам и завсегдатаям салонов пластической хирургии. Представительницы слабого пола чаще прибегают к медицине, чем представители сильного, но заблуждения и ошибки здесь одинаковы.
Дмитрий Пэн
11.11.2016
Ссылки по теме: психология, отношения, книги, история
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль