†енский журнал ‘уперстиль
№147 // 11 августа 2015 г.
Отец на расстоянии. Чем дальше, тем ближе
Мечтая о большом доме где-нибудь на берегу моря, в который однажды въедет моя растущая семья, я каждый раз ловлю себя на том, что фантазия рисует уютные светлые комнаты для каждого. Я, муж, дети будут жить в соседних комнатах, так удобнее. Но вот папа… Мой любимый, самый лучший на свете, самый добрый и чудесный папа — пусть он живет в комнате самой дальней. Потому что правда нашей с ним жизни такова, что, чем дальше мы друг от друга, тем целее нервы обоих и тем любовь крепче.

Никогда я не была послушным ребенком, хотя и неуправляемой оторвой тоже никогда не была. Но и мой папа никогда не был паинькой, охраняющим мои детские интересы. Сейчас, когда я уже воспитываю собственных детей, а он уже дедушка на пороге пенсии, кажется, что все прежние ссоры возникали у нас на пустом месте. Но стоит ввиду обстоятельств (ремонт, совместный отдых на даче и т.п.) пожить недолгое время вместе, и сразу понимаешь, что мир и покой нам только снится.

Мы очень любим друг друга, и всегда друг другу помогаем, и жалеем, когда нужно, и радуемся, когда есть чему. Но при этом решительно невозможно угодить папе — ни подарком на день рождения, ни обедом, на приготовление которого ушло полдня, потому что так хотелось порадовать его чем-то особенным, ни творчеством, которым я занимаюсь, ни фактами из личной жизни. Невозможно поговорить ним по телефону больше пяти минут - так, чтобы не пришлось потом перезванивать со словами: "Может, все-таки не будем ссориться, все равно ведь придется мириться?". Зато, если уложиться в золотые пять минут, все будет отлично, в трубке воцарится полное взаимопонимание и желание поскорее увидеться.

Так получилось, что с папой мы разъехались рано, когда мне было 17 лет. В тот момент произошел резкий сдвиг в наших отношениях — появилось больше свободы и вместе с ней больше нежности. Тревога за то, как он там, а у него — как я там, обрела рациональное объяснение — ведь мы врозь. Поэтому сразу же исчезли мелкие придирки друг к другу по поводу того, что я задержалась на 5 минут после занятий, а он не предупредил, что после работы идет в гости. Стало намного легче и мне, и ему. Если два сложных характера и вспыльчивых темперамента не могли мирно уживаться на одной жилплощади, то на разных — запросто. Ушли из нашей жизни бытовые споры: как и когда вытирать пыль с полок, как сильно солить картошку для драников и сколько масла лить на сковородку, чтобы их испечь, какой тон считать невежливым, а какой нормальным, кому важнее сейчас занять городской телефон и кому скорее нужно попасть в ванную. Всех этих мелочей ежедневно набирается миллион, они изнуряют и не дают подумать о самом главном — о том, что мы родные люди, что нам нужно ценить и беречь друга друга даже с недостатками, что надо учиться быть терпимее и мудрее.

Годы пролетели, встречи стали не такими уж частыми — примерно раз в две недели. Зато каждый поход в гости к папе или каждый его визит ко мне теперь праздник, каждый разговор теперь напоминает цивилизованный разговор двух взрослых людей, потому что накапливается достаточно новостей и не остаётся времени на не стоящие внимания препирательства (хотя они по-прежнему случаются в перерывах между светскими беседами). Папа упрям, я тоже. Однако, перешагнув определенный рубеж, я решила, что пора брать ответственность за наши отношения на себя. В конце концов, нужно уважать старость и показывать достойный пример собственным детям. Поэтому все острые углы теперь сглаживаю исключительно я, как бы тяжело мне это ни давалось.

Папа, например, может обидеться, причем сильно, на что угодно. На что-нибудь такое, на что никому больше и в голову не придет обидеться. Но он же мой папа, и остро реагировать на особенности его характера я не в праве. Он может разозлиться и не разговаривать со мной неделю из-за того, что я не ответила на его звонок, находясь на деловых переговорах, а перезвонила через полчаса, по их окончании. Даже если он звонил, чтобы сказать, что приедет в грядущую субботу, он гневно заявит, что ему могло быть плохо, его могли везти на скорой, а я, не зная, что с ним, позволяю себе не отвечать на звонок.

Такая драматизация нервирует, но у него своя правда. Ему нужна уверенность, что в любую секунду я доступна и готова оказать помощь, поддержку или просто ответить на какой-нибудь типичный для старшего поколения вопрос относительно компьютера или смартфона, к которому он за десять лет все никак не привыкнет. И я стараюсь быть всегда на связи и всегда рядом, но все же не слишком близко, чтобы не скатиться вновь до взаимных претензий.

Поеду-ка я - отвезу папочке домашних кексов.

Рита Полиглот
11.08.2015
Ссылки по теме: семья и брак, родители, отношения
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль