†енский журнал ‘уперстиль
№211 // 10 ноября 2016 г.
Напутное слово. Человек возьмет лучшее
Вместо греческого "пролог", вместо книжных "введение", "предисловие" ("изложение начал или общего взгляда по поводу какого-либо сочинения") Даль вообще предпочитал народное слово "напутное".

Владимир Порудоминский

О Дале не зря слагались легенды при жизни и после. Ведь папа великого русского лексикографа был датчанин - Йохан Кристиан Даль. Почти Кристиан Иваныч из "Ревизора"!

Книги Даля, знаменитый "Толковый словарь живого великорусского языка" и сборник пословиц, сейчас уже не так известны, как лет пятнадцать назад. А что уж говорить о его беллетристике, написанной под псевдонимом Казак Луганский, который гулким эхом отзывается в нашей современности, - Луганск!

Поэтому в год его 215-летия хочется поговорить (и не только, а еще процитировать) об одном примечательном издании, одном из первых советских, вышедшем в Гослитиздате в 1957 году. С предисловием не кого-нибудь, а самого Шолохова. Словно "Напутного слова" самого Даля было не достаточно, и в помощь "непутному" Далю был призван лауреат Сталинской премии: "Обращаясь к пословицам русского народа, советский человек возьмет лучшее и отбросит то, что уже мертво и не нужно ему в созидании нового мира".

Любопытно намечающееся противопоставление русского и советского человека и процеживание "сгустков разума" и "знаний жизни" сквозь идеологическое сито партийного агитпропа.

Итак, какие же пословицы и поговорки не противопоказаны советскому человеку?

В первую очередь патриотические: "Наступил на землю русскую, да оступился", "С родной земли умри, не сходи".

Далее по значимости идут пословицы, посвященные труду, - с классовым и даже революционным подтекстом: "Белые ручки чужие труды любят", "Не сметя силы, не поднимай вилы" и т.д.

С другой стороны "нашему современнику чуждо все, что несет на себе в пословицах печать национальной розни, рабства, угнетения женщины, религиозного суеверия…". Замечание совсем не лишнее. Ибо открывает раздел "Бог – вера". Где такие перлы "религиозного суеверия": "Жить – Богу служить"; "Кто великий, яко Бог наш" (авторство пословицы приписывается Владимиру Мономаху); "Велико имя Господне на земле".

Знаменитому писателю, которому приписано авторство одной из самых пронзительных эпопей о народе, словно как-то и невдомек, что "религиозные суеверия" и "протест против церковного гнета" мирно сосуществуют в памяти и в языке русского человека. Что "ложная мудрость", которую "прививали народу века социальной несправедливости, преклонение перед силой, ханжество и лицемерие" - не антивирусная сыворотка. Ее нельзя привить силой. Или не прививать. Она сродни привычке. И образу жизни. И что подправлять и редактировать "народную мудрость" наконец просто глупо. Потому что пословицы и поговорки – это наше зеркало, по которому мы можем сверять кривизну наших физиономий. И пенять тут совершенно не на кого. В слове мы такие, какие есть. Не лучше, но и не хуже других.

"Не поглядевшись в зеркало, сам себя в лицо знаешь", - так пишет в своем "Напутном слове" Даль. И ниже: "Простой народ упорнее хранит и сберегает исконный быт свой, и в косности его есть и дурная и хорошая сторона".

Однако и перед изданием книги в 1862 году находилось много ученых мужей, которые нашли, что "сборник этот и небезопасен, посягая на развращение нравов". Но, обращаясь к своим оппонентам, настоящим и будущим, Даль писал о том, что сборник этот – не катехизис нравственности и что в нем "должны сойтись народная премудрость с народною глупостью, ум с пошлостью, добро со злом, истина с ложью; человек должен явиться здесь таким, каков он есть вообще, на всем земном шаре, и каков он, в частности, в нашем народе; что худо, того бегай, что добро, тому следуй; но не прячь, не скрывай ни добра, ни худа, а покажи, что есть".

Лучше и не скажешь. Кроме своеобразной полемической отповеди "Напутное слово" выполняет функцию примечаний и комментариев. И они весьма полезны современному читателю, которому значение некоторых слов и выражений и их истолкование могут быть просто не понятны.

Ну а что касается самих пословиц и поговорок, то многие из них в комментариях не нуждаются. Напротив, они и по сей день служат наилучшим и емким комментарием к событиям нашей жизни, нашей дури, отваги, ханжества - словом, всему тому, чего у нас не отнять.

"И черт под старость в монахи пошел", "Деньга и попа в яму заведет". Привет нашим отцам федорам, с непосредственностью детей разменивающим благодать на иномарки и мобильные телефоны, словно фантики или вкладыши.

А это камень в огород новым богатым: "Ел бы богач деньги, кабы убогий его хлебом не кормил". А это и сам не знаю кому: "В нынешних обрядах и фофаны в нарядах"; "Рожей подгулял, да запонкой взял"; "Как смерд ни рядится, а кус дерма на себе унесет"; "Свинья в золотом ошейнике - всё свинья".

И нам, наверное. И тоже в кассу. Хотя у нас вроде и время другое. И ценности. Чтобы случайно не узнать себя в кривом зеркале, смотрите в Даль!
Игорь Михайлов
10.11.2016
Ссылки по теме: культура, книги
Архив
Темы
Авторы
©2005-2017 Суперстиль