†енский журнал ‘уперстиль
№102 // 8 июня 2016 г.
О, память сердца… Цветок белых ночей
Иль был он создан для того, чтобы побыть хотя мгновенье в соседстве сердца твоего? Таков эпиграф из юношеского стихотворения Ивана Тургенева “Цветок”, предпосланный к сентиментальному роману “Белые ночи” Фёдора Достоевского. Достоевскому в пору издания романа было 27, Тургеневу 30, а поэту Алексею Плещееву, которому и посвящён роман, 23. Литературные отношения трёх молодых людей отразил цветок. Каков он был? И что это за отношения?

Один из романов Тургенева начинается с милой болтовни трёх юношей, отдыхающих на лоне природы среди трав и цветов, словно кузнечики. “И весь день, в траве высокой лёжа, слушать бы я рад, как заботливые пчёлы вкруг черёмухи жужжат”, – скажет в стихотворении “Мой садик” Плещеев. И мужчины не чужды радостям бескорыстного любования природой. Даже самурай, забыв где-то один из двух своих мечей, способен залюбоваться вишнями в цвету, вызывая удивление японского поэта, что говорить о миролюбивых славянах, среди которых воинское сословие даже было выделено в отдельный этнос, казачество.

“Белые ночи” – это роман-монолог, исповедь юного мечтателя о его фантазиях. Здесь всё плод воображения. И даже кое-что в эпиграфе. Но память сердца вернее. И то, что вообразил в эпиграфе повествователь, хоть и художественная, но реальность…

А вообразил себе мечтатель всего лишь союзное словечко “Иль”. У Тургенева вместо него стоит вводное слово “Знать”.

Формально разница невелика, но объективное разделительное значение союза подразумевает совсем другое, нежели хоть и субъективное, но категорическое утверждение вводного слова.

Юноша, мечтающий быть цветком, для того, чтобы стать ближе к своей возлюбленной, оказаться в её руках, прильнуть к её локону, к её груди. Это традиционная поэтическая ситуация из империи чувств от Клеопатры. Ведь для такой близости цветок должен быть сорван… Но самопожертвование не в натуре настоящего аристократа, и лирический герой становящегося эпиграфом стихотворения, а его автор - русский аристократ, срывает цветок, чтобы украсить себя, а сам и не помышляет об участи цветка. Он походя срывает его в траве, после минутного сожаления уверяясь, что такова судьба бедного растения.

Несколько иным юный эстет-ботаник предстаёт в эпиграфе у Достоевского, меняющего всего одно слово, но повествователь у классика не ошибается. Автор предполагает, что с точки зрения Тургенева, как героя отношений сентиментального романа, у цветка может быть и другая судьба, судьба цвести и пахнуть, а не быть сорванным для услаждения. Об этом и свидетельствует разделительное союзное слово “иль”. Тургенев для автора сентиментального романа сентиментален, чувствителен, рефлектирует над цветочком не меньше, чем князь Андрей у Льва Толстого, лежащий в эпопее “Война и мир” на поле Аустерлица под голубым и прекрасным небом.

Память сердца у сентиментального повествователя верней формальной памяти рассудка. Иван Сергеевич Тургенев добр, а в душе и пантеизма не чужд. Ведь герой одного из романов Тургенева даже будет на свидание к липе ходить. Глубинную этику взаимоотношений великого русского художника и передаёт нюансировка эпиграфа. “Иль”, а не “знать” в сентиментальном романе из записок мечтателя – это этический принцип эстетики жизни, lifestyle художника-гуманиста.

Достоевский пишет свой роман во времена Василия Андреевича Жуковского, наставника будущего императора-освободителя, дарующего вольную крепостным. Жуковский развивает в русской поэзии, в лирике своего времени традицию Михаила Васильевича Ломоносова, которую определяет известное стихотворение великого стилиста о кузнечике.

Ты ангел во плоти иль, лучше, ты бесплотен,

Ты скачешь и поёшь, свободен, беззаботен;

Что видишь, всё твоё; везде в своём дому,

Не просишь ни о чём, не должен никому.

Мир жителей травы не юдоль “презренных тварей”, но царство природы, обитатели которой наделены жизнью и потому достойны уважения, других чувств человеческих. Такова этика и эстетика Ломоносова в стихотворении о кузнечике. Придерживается её на пути к гуманистическим открытиям и Достоевский в эпиграфе к своему сентиментальному роману.

Дружеские отношения Плещеева, Достоевского и Тургенева – это художественный вымысел, Таков и цветок в эпиграфе романа “Белые ночи”. Этот цветок – художественный символ воображения.

Этот цветок на самом деле не срывали в поле у дороге. Так на сцене художественного театра льётся краска, а не реальная кровь из жил человека. Цветок в литературе - персонаж, символ. И вы можете вообразить его любым. Вспомните и представьте цветок, которым вам доводилось любоваться, не срывая.

Это и будет цветок из эпиграфа к одному из лучших романов Достоевского, тургеневский цветок из белых ночей русской словесности.

Дмитрий Пэн
08.06.2016
Ссылки по теме: память, литература
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль