†енский журнал ‘уперстиль
№123 // 8 июля 2015 г.
Супруги Лики. Камни, кости и любовь
Сначала я хотела написать статью про Мэри.

Мэри Дуглас Николь родилась 6 февраля 1913 года в Лондоне, в семье художника. От отца она унаследовала страсть к рисованию. В возрасте 12 лет Мэри попала на археологические раскопки – и они так заинтересовали ее, что копошение в земле и поиск артефактов стали вторым ее любимым делом. Два таких увлечения у девочки не нашли понимания в школах, куда мать пыталась отдавать Мэри. Репетиторы также оказались бессильны. Мэри хотела рисовать или ковыряться в земле – все остальное ее не интересовало. Так, не получив формально среднего образования девочка все же нашла себя – она ездила в археологические экспедиции и рисовала иллюстрации. Ее рисунки заинтересовали знаменитого археолога того времени – Гертруду Катон-Томпсон, и, к обоюдному удовольствию Мэри стала иллюстрировать ее книгу.

После этой работы, Гертруда порекомендовала талантливого иллюстратора Луису Лики – для работы над его книгой. Книга была о каменных орудиях первобытного человека – как раз о том, чем так увлекалась Мэри. Было это в 1933 году.

И с этого момента писать про одну Мэри невозможно. Так же, как и о Луисе – без Мэри, - с этого момента писать нельзя.

Роман вспыхнул мгновенно. И все, что они сделали, все, чего достигли с этого времени, – их огромный, совместный труд.

Любовь, общий интерес, взаимопомощь, взаимоподдержка – все это служило их общему делу, и разделять их заслуги – бессмысленно. Они были – не он и она, а именно «они» – супруги Лики.

Впрочем, супругами они стали не сразу, а в 1936 году, потому что Луис вообще-то был женат, и ему пришлось сначала разводиться.

Луис Сеймур Базетт Лики родился 7 августа 1903 года в Кении, в семье миссионера. Он рос среди Африки, среди книг и умных людей и в бедности. Ему вечно приходилось выискивать себе пособия и стипендии для обучения в английской школе и в Кембридже. Обучаясь в Англии – он всей душой рвался обратно, в Африку. Луису приходилось постоянно искать подработку: помогал палеонтологам и археологам, когда не мог позволить себе заниматься своими изысканиями, занимался графологической экспертизой.

Неутомимые поиски привели его на берег озера Виктория и к ущелью Олдувай в Танзании. Здесь, он чувствовал это, под ногами лежала древнейшая история не человечества, нет – еще предчеловечества. В Африке он встретил Фриду Эйверн – молодую англичанку, совершавшую путешествие по Восточной Африке. Очарованная интересными рассказами Луиса о прошлом человечества, она стала его женой. С милым – рай в шалаше - Фрида поселилась с Луисом в его хижине, переполненной каменными орудиями, костями, шкурами животных и местными поделками. Но романтики хватило ненадолго – вскоре супруги выяснили, что жена предпочитает жить в нормальных, человеческих условиях и в Англии, а муж – поближе к своим раскопкам, в Африке. Брак тянулся, появились двое детей, и тогда Фрида окончательно осела в Англии, предложив Луису навещать их, когда захочется.

Наверное, так бы оно и продолжалось, но Луис Лики встретил Мэри, такую же помешанную на раскопках, археологии, антропологии и эволюции, как и он. Последовал роман и первая их поездка на любимый Луисом Олдувай. Мэри вцепилась в ущелье, как ребенок в любимую игрушку, – и стало понятно, что это – надолго. Луис Лики развелся с Фридой – огромный скандал по тем временам, что для семейства миссионера, что для университетских знакомых, что для белого общества в Африке. Но свежеиспеченных супругов Лики это мало смущало – они были вместе, и у них было общее дело – копаться в костях и камнях со сколами, в которых только глаз ученого мог бы увидеть остатки исчезнувших жизненных форм и примитивные орудия. В том, что они смотрели в одну сторону – можно было не сомневаться.

Вскоре супруги Лики раскопали остатки лобной кости и челюсть, не похожие ни на неандертальскую, ни на человеческую. Кости были обнаружены в том же слое, что и кости древних вымерших слонов, и Лики были уверены, что нашли предка человека. Однако Мэри хотела подробнее разработать слой, а Луис спешил поделиться с человечеством находкой – он сделал доклад, скептически встреченный научным сообществом. Эксперт, который приехал на место раскопок после обильного дождя, сильно изменившего рельеф местности, позже написал разгромную статью о находках Лики.

После такой неудачи почти любой человек разочаровался бы в своих поисках и занялся бы чем-нибудь другим. Но не Лики. Ведь они были вдвоем. Два упрямца, уверенные в своей правоте.

Луис находил новые кости, зубы и орудия, Мэри тщательно их описывала, классифицировала, каталогизировала. Ее больше интересовали каменные орудия, она собирала в основном их. Бывало, что Луис, подобравший несколько фрагментов черепа в одном месте, считал, что большего не найти – тогда на место находки приходила Мэри и отыскивала самые мельчайшие кусочки, которые могли бы иметь отношение к первоначальной находке.

За почти сорок лет работы на раскопках в Олдувае и на озере Виктория супруги нашли и описали около двух десятков ископаемых животных и разработали систему классификации каменных орудий, нашли одну из древнейших человекообразных обезьян – проконсула. А также родили и воспитывали трех сыновей - с самого раннего возраста дети находились на раскопках вместе с родителями – и надо ли удивляться тому, что один из них – Ричард, тоже стал антропологом? Раскопки были устроены по-семейному – взрослые ученые, приезжие исследователи и студенты, дети (а потом и внуки) и собаки – подбирали и рассматривали кости, камни и научные идеи. Затем все тоже повторялось при обработке находок. За это время уЛики стало немного получше с финансами – они получили постоянные ставки в Кенийском национальном музее. Имя Лики стало известным, и Луис начал ездить с лекциями по миру, Мэри оставалась «на хозяйстве», а точнее – на раскопках. Постоянно нуждаясь в деньгах сами, супруги, тем не менее, старались помогать другим исследователям.

Современные обезьяны тоже интересовали Лики – но нельзя же было разорваться между всеми их делами и успеть еще понаблюдать за обезьянами? Зато идеи их подхвачены были приезжими исследовательницами Гудолл, Фосси и Гальдикас – о которых Лики позаботились вначале – их работы были первыми и дали толчок к исследованию человекообразных обезьян.

В 1959 году Луис нашел, а Мэри кропотливо собрала череп зинджантропа – одного из предшественников современного человека, чей возраст определяли как 1,6-1,8 млн. лет. Позже супруги нашли останки человека умелого и еще некоторых гоминид.

Идиллия кончилась в 1972 году – со смертью Луиса – он, как многие мужчины, не заботился о своем здоровье, а хронические болезни, собранные в Африке, спровоцировали инфаркт.

Мэри продолжила дело – свое и своего супруга, и уже одна нашла следы предков человека на вулканическом пепле.

В 1996 году умерла и Мэри.

Но раскопки и находки продолжаются, и, возможно там, вместе с доисторическими костями и орудиями, кто-то находит свое современное человеческое счастье.

Женя Чикурова
08.07.2015
Ссылки по теме: семья и брак, наука и техника, жизнь и судьба
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль