†енский журнал ‘уперстиль
№144 // 8 августа 2016 г.
Идеальный город. Архитекторы красоты и уюта
Гумилевский «Выбор» пророчит, так скажем, неудачу любому спесивому творцу.

А всегда ли творцом руководит только бескорыстное желание осуществить, воплотить в слове, красках и звуке нечто прекрасное, что он подсмотрел в этом мире? А что делать, если тебя угораздило родиться намного позже великих от архитектуры, живописи и др.?

Как себя чувствуют современные итальянцы, постоянно видя перед собой античность и средневековье и попутно слыша ото всех на планете, что они лишь наследники прошедших времен?

Но, похоже, макаронники уверены: что было, то прошло, а они и сами – необыкновенные таланты, нечего опускать руки, надо творить и творить. Может быть, именно так думали и их пра-пра-прадеды, титаны Возрождения, косясь на древнеримские развалины?

Главное - нетронутое место найти. В смысле, не отмеченное печатью искусства прошлого. Можно и отмеченное, но чтобы его легко можно трансформировать, как биеннале нового искусства в Венеции.

Многие любят для этого выбрать какую-нибудь гору или хотя бы склон. Что-нибудь более обширное, чем дворик собственного дома.

Мой знакомый из Асколи-Пичено вытесывал скульптуры прямо из скалы, где они и остались, словно сотворенные самой природой. Так же поступил и один скульптор из Фриули.

Но некоторым строптивым упрямцам нужно много места. Тогда выбираются целые поля или несколько холмов. Если задаться целью посетить такие заветные места, то путь ко многим из них сам по себе покажется уже дорогой во времени.

Яркий итальянский пример – Ла Скарцуола. Это когда среди лабиринтов и каменных драконов в Умбрийской провинции Италии вы неожиданно натыкаетесь на необыкновенную эзотерическую резиденцию, которую нарисовал когда-то один из знаменитых мастеров XX века.

Дорога к резиденции - возможно, тоже, задумка архитектора-фантазера. Или сама матушка Природа подыграла? Пока только приближаешься к городу – театру, скрытому в сердце Умбрии, - из виду потихоньку исчезают так кучно рассевшиеся по холмам поселки и добравшиеся уже даже сюда агрокультурные фермы. Потом и это все растворяется за темно-зеленым лесочком, который и сам теряется в голубом зное неба. Остаются только кусты. Ну, может быть старая заброшенная хибара.

В общем, совершенно в традициях средневековья строить так, чтобы все можно было увидеть, только приблизившись к воротам. Так и вблизи Скарцуолы все, конечно, удивлены, но готовы к неожиданностям. И вот, первый же шаг заставляет всех вертеть головой в разных направлениях, причем очень быстро – лестницы, лабиринты, башни, сады, купола, туннели, пегасы, ванны, мозаики, амфитеатры, храмы, обелиски, драконовы заросли, гигантский обнаженный женский бюст.

Что это еще за обиталище? Для кого?

Внутри этого «идеального города» все напоминает компьютерную игру — бродишь по загадочным лабиринтам и лестницам, ведущим во всех направлениях, обнаруживаешь загадочные знаки, фигуры чудовищ, везде есть какая-то диспропорция, и тебя охватывает некоторое беспокойство: а сможешь ли найти отсюда выход? А если нет, то сможешь ли продержаться до прихода помощи? Это нечто много-много крупнее и загадочнее того лабиринта, где заблудились «Трое в лодке»: «Монморанси! Монморанси!!!»

Вообще-то историческим это место стало уже давно, когда здесь появился монастырь, основанный еще Святым Франциском, много позже купленный миланским архитектором Томазо Буци. Он рядом с монастырем спроектировал и построил свой Идеальный город. Архитектор пытался рассказать о своем понимании человеческой сущности, о душе и вечности. Эзотерикой насыщен здесь каждый уголок.

Между прочим, потомки гения признаются, что жить здесь согласится только сумасшедший, в чем многие потихоньку убеждаются по ходу экскурсии.

Кому интересно, можно специально поинтересоваться этим странным местечком. А вот то, что жить рядом с такими фантазиями человеку сложно, – вот это уже интересно.

Понятно, что дворцы и храмы титаны Возрождения строили для самых богатых своих современников, но, тем не менее, – это жилой вариант архитектуры. Понятно, что вкусы у всех разные, например, заказанный семейством Рябушинских уникальному архитектору Шехтелю особняк очень раздражал поселившегося там впоследствии Максима Горького.

Некоторые считают, что фантазию нельзя обуздывать, пусть парит себе в эмпиреях, как у Гауди. Правда, живем мы на земле и запросы к уюту у нас совсем не ангельские. Значит, уют – препятствие для красоты?

Эй, «созидающий башню», не улетай далеко!

Таня Махова
08.08.2016
Ссылки по теме: красота, дизайн, архитектура и строительство
Архив
Темы
Авторы
©2005-2018 Суперстиль