†енский журнал ‘уперстиль
№146 // 8 августа 2014 г.
Я и он. Творческий союз
Я — женщина, обычная женщина, но, как и любая женщина, непростая. Многие зеркала говорят мне, что я — красивая, а другие — лгут. Кто-то считает меня умной, способной и даже талантливой и лучше всех, а кто-то простенькой серой мышкой с самыми заурядными способностями.

Обычно я себе нравлюсь и знаю, как использовать свою силу и слабость. Однако порой приходится тяжело.

Особенно, когда приходится работать с Ним. Тогда я кажусь себе неуклюжей неумёхой с грубыми пальцами, дурными манерами и полным отсутствием вкуса. С ним трудно, иной раз кажется почти невозможно работать, и всякий раз, согласившись на это, наступают моменты, когда хочется всё бросить и проклясть сам факт его существования. И его порвать на клочки тоже. И себя разругать в пух и прах, за то, что опять с ним связалась. Зарекалась ведь уже. Никогда больше.

И отступить невозможно: ведь когда всё будет готово, он сделает меня прекрасной. Пока общаешься с ним, чувствуешь себя Золушкой: сначала несчастной грубой служанкой, которой все, и в первую очередь Он, помыкают, а потом прекрасной принцессой, у которой трепетные ресницы, длинные локоны, кожа из лепестков роз и немыслимые таланты. А за возможность почувствовать себя принцессой, женщины готовы на многое. В том числе, и на работу с Ним.

Он — тонкий, красивый и невероятно изящный. Он лучится светом и, кажется, иногда совсем не отбрасывает тени. В Него невозможно не влюбиться с первого взгляда, он очаровывает с первого прикосновения. От Него так и веет благородством. Очаровательный прекрасный принц. Сказочный повелительный король. К тому же иностранец. Гость с Востока.

Он — дитя роскоши и неги и, глядя на него, ни за что не догадаешься, через что ему пришлось в своё время пройти. У Него в прошлом — суровое воспитание, такое, что из другого бы кого сделало серьёзного, стального воина или убило бы. Впрочем, воевать Ему тоже приходилось. В самых романтичных родах войск. Что-то там связанное с полётами в безбрежном небе, с самолётами и парашютами. Но это было давно и с тех пор Ему нашли замену. Вроде как Он ещё и плавал, но это был скорее парусный спорт, а не военные операции. Очень в его стиле — красиво, роскошно и романтично.

Его стихия — ветер. На ветру он как распустившийся цветок. И ещё Он танцует. Он вечно танцует. Наверное, для того, чтобы почувствовать ветер.

Он — прирождённый артист. Он хорош в любой позе, в любом положении: танцующий с женщиной; обнимающий её; возлежащий на кровати. Дамский угодник. Да что там! Брось Его в канаву, Он сначала красиво туда упадёт — изящно полетит так, что самый прекрасный умирающий лебедь по сравнению с ним покажется жареной уткой — а потом будет там красиво лежать (сам он не встанет, обязательно найдётся кто-то, кто эту роскошь из грязи поднимет, отмоет, отчистит, высушит и заберёт себе).

О Нём мечтают миллионы девушек и женщин! А сколько ещё представительниц прекрасного пола и не догадываются о том, как это здорово — быть с Ним.

Недостатки у Него тоже есть. И огромные. Я на Него в очередной раз разозлилась, поэтому расскажу вам обо всех.

Самый главный недостаток: Он — очень скользкий тип. Протекает сквозь пальцы, почти как вода или воздух. Чтобы заставить его хоть как-то держать форму, приходится идти на всякие хитрости.

Он ленивый и капризный. Он настолько разболтан, что если неудачно усадить его на стул — он соскользнет оттуда (красиво) змеёй и уляжется на полу.

Он — неженка: получает огромную рану от пустячного булавочного укола, после ночи любви у него остаются ужасные морщины, которые, впрочем, довольно быстро сами разглаживаются, а сигарета его способна убить. Буквально испепелить.

Он продажный. Его может купить всякий: и женщина, и мужчина, у кого найдётся достаточно денег. Но дорогой. Очень дорогой. В старину, говорят, его оценивали на вес золота.

Зато купил — и верти им как хочешь. Точнее, как получится.

Нас с ним связывает... Точнее меня (и не только меня!) с ним связывает любовь к творчеству, к красоте и роскоши. И нам даже нередко приходится вместе работать.

А что его связывает со мной? Да ничего не связывает, он только терпит, потому что он — не мужчина, а тряпка. Точнее, ткань. Шёлковая ткань. Шёлк.

Я вот, например, из него шью. А кто-то его расписывает.
Женя Чикурова
08.08.2014
Ссылки по теме: хобби, ткань, творчество, красота
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль