†енский журнал ‘уперстиль
№230 // 7 декабря 2016 г.
Поэты и математики. Снова о книгах
Кьяртан Поскитт "Математика для взрослых: лайфхаки для повседневных вычислений". М., Манн, Иванов и Фербер, 2016.

"А математику уж потому учить следует, что она ум в порядок приводит", - говорил некогда один из зачинателей русской литературы Михайло Ломоносов. Нынче под этими словами готов подписаться далеко не всякий: если арифметика, к примеру, пригодится хоть бы и для того, чтобы не обсчитали в магазине, то польза алгебры или геометрии очевидна далеко не для всякого. Между тем, по словам автора этой книги, кое-кто из его знакомых зашел в отрицании математики так далеко, что не может сдать сравнительно простой экзамен по арифметике: не удивлюсь, если такие есть и среди российских читателей. К тому же, помимо сравнительно простых операций по умножению и делению и задач вроде той, сколько стоит чашка кофе, если из десяти фунтов у вас в кармане едва-едва осталось полтора, в этой книге есть и более забавные и интересные вещи. Как рассчитать, сколько банок краски нужно, дабы не жаловаться на недостачу при ремонте комнаты? Как вычислить сумму выплат по кредитам так, чтобы не остаться вечным должником банка? И как надуть приятеля при помощи теории вероятности, выиграв у него пару-тройку монет на пари? Об этом вы узнаете именно здесь.

Иван Бунин "Стихотворения". М., Проф-Издат, 2011 (Серия "Библиотека поэзии")

Общеизвестно, что автор "Чистого понедельника", начинавший как поэт, продолжал считать себя им до последнего дня: оберегая от каких бы то ни было вторжений пушкинскую традицию стиха, Иван Алексеевич терпеть не мог современных ему поэтов, включая и такие бесспорные величины, как Блок и Есенин. И они порой платили ему тем же самым. "Читая стихи Бунина, кажется, что читаешь прозу. В них все понятно и ничего не прекрасно", - безапелляционно, хоть и не без оснований, писал Николай Гумилев. Впрочем, время расставило все по своим местам, и у Бунина-поэта поклонников не меньше, чем у Бунина-прозаика, хотя его стремление все договорить до конца иной раз может и отпугнуть. С другой стороны — разве не прекрасно, к примеру, вот это?

"Во имя Бога, вечно всеблагого!

Он, давший для писания тростник,

Сказал: блюди написанное слово

И делай то, что обещал язык.

Приняв закон, прими его вериги.

Иль оттолкни — иль всей душою чти:

Не будь ослом, который носит книги

Лишь потому, что их велят нести".

Валентин Катаев "Алмазный мой венец". М., ПРОЗАиК, 2016.

Можно любить Бунина-поэта, Бунина-прозаика — и по-разному относиться к его образу в мемуарах. Большинство авторов подчеркивают, что в частной жизни был он человеком довольно-таки неприятным и снобом не хуже Набокова — но именно Бунин стал проводником в мир литературы для такого яркого автора, как Валентин Катаев. Тот не остался в долгу и обессмертил облик учителя в повести "Трава забвенья" — и это во времена, когда на автора "Антоновских яблок" был крепко навешен ярлык талантливого белогвардейца. Как и во всех лучших вещах крестного отца "Двенадцати стульев", образ получился ярким и притягательным, и то же самое можно сказать о нашумевшей повести, давшей название сборнику. В советское время "Алмазный мой венец" стал своего рода шарадой для интеллектуалов, за которой скрывались погибшие или "не рекомендованные" поэты и писатели: подобную "фигу в кармане" возьмут потом на вооружение и некоторые из авторов русского рока. Впрочем, эзопов язык — не главное что в этой, что в других повестях Катаева: во многом недосягаемым остается прежде всего его стиль, также имеющий своих поклонников. И свидетельство этому - его биография, вышедшая недавно в серии ЖЗЛ, о коей мы поговорим в свое время.

Дэвид Митчелл "Простые смертные". М., Эксмо, 2016 (Серия "Интеллектуальный бестселлер")

Имя Дэвида Митчелла известно поклонникам как литературы, так и кинематографа по довольно неровному, хоть и эффектному роману "Облачный атлас", в экранизации которого поучаствовали братья-сестры Вачовски и не менее известный Том "Беги, Лола, беги" Тыквер. Как и упомянутый роман, новая книга Митчелла соединяет, казалось бы, несоединимое — историю девочки, сбежавшей из дома, и встретившейся со странными вроде бы людьми, которые называют себя Хорологами, рассказ о войне в Ираке от лица бесстрашного международного журналиста, повествование о битве возрождающегося добра со злом, питающимся специфическими жертвоприношениями... и грозное предупреждение из не столь уж далекого будущего, которое мы, нынешние, все никак не можем расслышать.

Сергей Князев
07.12.2016
Ссылки по теме: книги
Архив
Темы
Авторы
©2005-2018 Суперстиль