†енский журнал ‘уперстиль
№187 // 6 октября 2016 г.
Рыбалка. Не женское дело
Уберите подальше от экрана детей и нервных женщин. Я вам сейчас расскажу, зачем мужчина ходит на рыбалку. Не на ту рыбалку, где вся рыба уже поймана, только по стечению обстоятельств - плавает в пруду, и тебе продают ее за деньги. Это немного напоминает публичный дом. А те люди, которые облачены в пятнистую униформу и большие сапоги – они точно не рыбаки. А на настоящую рыбалку. Почти охоту, древнюю, как мир!

Правило № 1. На рыбалке – главное не рыба. А что? А вот что. Первым делом на свет божий появляются самогон и сало c красноватыми прослойками мяса. Для начала надо "побурханить", чтобы удача от тебя не отвернулась. После второй рюмки все уже до лампочки. Рыба в реке, а я сижу на берегу сибирской реки по имени Таюра. Тайга ластится у ног. Ласковая осень.

Мимо, журча, бежит время. Запах хвои, воды, прелой, но не перегоревшей еще на позднем, октябрьском, солнышке листвы и неба. Тайга не яркая, простая и домашняя. Двигаться не хочется. Надо, наверное, замереть. Заснуть, но с открытыми глазами, чтобы ничего не пропустить.

Мужик на берегу с лицом викинга, белокурый, вьющиеся волосы, словно дымок от папиросы, пожимает плечами:

- Рыба была вчера, будет завтра и на другом берегу!

И мы снова забираемся вверх по Таюре.

Дождик изрешетил небо. Трава опутывает сапоги. Я закидываю свой китайский спиннинг. Моя блесна цепляется за камни, за бревна. Я вглядываюсь в каменистые позвонки Таюры. Они, как у женщины, порожистые. Как у женщины, с худыми плечами, она лежит на фарфоровом блюдце живота, уткнувшись лицом в подушку. Она спит, смешно сопя носиком. В такие минуты надо ею любоваться.

И я любуюсь спящей Таюрой, повернувшейся ко мне спиной. Коряги, как воздетые руки, ветки пальцами тычут меня в бок. И я привязываюсь к Таюре все больше и больше. Все крепче.

Рыба – легкие реки. Поднялось давление, упало давление, рыба ушла, ей нехорошо, ее тошнит или слишком хорошо, но она не клюет.

Протоки Таюры – мелкие заводи, илистые, устланное водорослями, словно одеялом, дно. Ленок затаился под берегом, залез под одеяло. Он ждет мыша. Эта красивая тварь лакомится мышами. Сибирская рыба - ленок, таймень, омуль – самая хитрая. Царь-рыба!

Мы поднимаемся на лодке выше и выше, оставляя позади себя закипающую, как в чайнике, воду, а на берегу сиротливые зимовья, склонившиеся к воде мокрые кусты. Трава тихонько плещется за бортом, расчесывает волосы перед бесконечным зеркалом воды.

У Таюры по-детски торчащие, беззащитно и трогательно, лопатки. Она все еще в меланхолии, все также озябло и капризно подрагивает плечами, обнажая острые позвонки, по которым, цепляя время, бежит, словно расческа, вода.

Таюра, обернись! Взгляни на меня, Таюра! Но река только усмехается. Упрямо и зло! Укрылась вуалью, завернута, словно в свое прошлое, когда здесь никого не было. Она отвернулась. Не река, а память. Но, если вспоминает, то тишину. Либо песню поет, молча, одними губами, отвернувшись к огню. Туманная дымка ложится на воду бережно и внезапно. Таюра - словно художник. Рисует дымку. Дымовую завесу.

А что там за? Все то же. Река. Тайга. Бегущие назад берега…

И рыбаки, в конце концов, начинают выходить из себя:

- Ну, сколько можно? Я же тебя по-хорошему прошу! – кричит мой друг Володька! – У меня сегодня День рождения! Дай рыбки-то!

Но река неумолима. И мы берем Таюру силой. Достаем сети, расставляем поперек небольшой протоки и лодкой загоняем рыбу в силки. На сегодня рыбалка закончена: восемь ленков и таймень! И на уху и на засолку хватит.

На очередном повороте резиновая лодка, безнадежно уткнувшаяся носом в берег. Мы спрашиваем:

- Рыба есть?

- Есть, но только не у нас…

Романтика! На рыбалку мужик идет не за рыбой. За романтикой. Но главное – не перебрать. С романтикой. Это правило № 2.

Один мой знакомый писатель, тоже рыбак, так хорошо подготовился к рыбалке, что под вечер очнулся вниз головой на каком-то дереве. Без удочек, без знаменитого рыбацкого ящика. Перебурханил!

Но самое интересное впереди. Когда вечер спустился с сопочек, река дружелюбно журчит, как вода в котелке, рыба очищена, варится уха, начинается самое главное. Начинаются рассказы о рыбалке…

- А вот я в прошлом году ловил на Лене… - и пошло поехало. - Она как клюнет, а я как дерну… рыба килограмм на дцать ...

Лена, понятное дело, не девушка, а река. Но счастья от этого не меньше. Почему? Трудно сказать. Не женское это дело – рыбалка!

Игорь Михайлов
06.10.2016
Ссылки по теме: хобби
Архив
Темы
Авторы
©2005-2018 Суперстиль