†енский журнал ‘уперстиль
№39 // 4 марта 2016 г.
Сказка про взрослых. Волшебная женская сила
К сожалению, в сказках, историях, да и в большой литературе о женщинах среднего возраста мало информации. Большинство сказок кончаются свадьбой. Любовные романы, за редким исключением, вроде неутомимой Анжелики, обычно завершаются тем же. Многие писатели (особенно мужского пола) женщин среднего возраста упоминают вскользь или быстренько записывают в старухи и относятся к ним соответственно.

А всё потому, что у женщин есть сила, которая заставляет юных принцесс надуваться от зависти, мужчин пищать о жестокости и потусторонней силе, а бабушек — прятать внуков.

Но как ни мало о женском расцвете сказок — всё же они есть. И на них многому можно научиться, многое из них для себя почерпнуть. Вспомним те немногие народные сказки, действие которых разворачивается после свадьбы.

Главная из них — о Царевне-лягушке. В невестах она, прямо скажем, не блистала. Зато как стала женой царевича, так и развернулась. Своему благоверному всё обеспечила, что его сумасбродный папенька велел. Пирог и праздничную рубашку к нужному сроку предоставила. В некоторых вариантах сказки Лягушка (которая, на самом деле Василиса Премудрая) сделала это всё не сама, а с помощью слуг — но ведь грамотно руководить толпой народа, а то ещё и волшебными силами это может быть и сложнее будет, чем справиться с пирогом и рубашками самостоятельно.

Показала себя во всей красе Василиса, когда уже все над её мужем отсмеялись: и подъехала как надо, и нарядом всех ослепила, и танцем очаровала, и театр зверей показала. И ушла от мужа, когда он вздумал её гардероб исправлять. Потому что её одежда — это её дело. А её дело — это её власть, и нечего тут всяким Иванам распоряжаться, даже если он муж и царевич. Но, как женщина разумная, позволила потом Василиса Премудрая мужу исправить свой грех ратными подвигами.

Вторая важная сказка: "Пойди туда не знаю куда". В ней тоже простому вояке досталась в жёны голубка. Но не обычная голубка, а Марья-искусница. Как и положено женщине, решила она обустроить быт, а на армейскую-то зарплату не больно разгуляешься, вот и решила она подработать — соткала прекрасный ковёр и послала мужа его продавать. Вроде, как и сама заработала, и муж себя к этому чувствует причастным.

Со сложными заданиями типа добычи золоторогого оленя тоже Марья-искусница помогла справиться — а всё потому, что была настоящей женщиной, то есть — немного волшебницей. А потом вдруг царь послал своего стрельца искать "то, не знаю что", с чем Марья уже помочь не смогла. Но кто хоть раз близко общался с женщиной, легко угадает, кто на самом деле способен так далеко и запутано мужчину послать. Жить с царём, пока муж был в отъезде, Марья не стала, предпочла спрятаться и дождаться мужа.

А муж в поисках неизвестного обрёл свою силу — похожую на ту, что служила и его жене, но только не женскую, а мужскую. Поэтому когда стрелец вернулся — пришлось царю отдавать своё царство супругам.

Сказка про заколдованную королевну тоже указывает на волшебные женские способности, появляющиеся у женщины после свадьбы: до свадьбы-то она вообще была медведица. Вот вытерпел солдат её закидоны, ужасный вид и злое рычание — так и стала она королевой, вышла за своего спасителя замуж и сделала его королём. (В общем — терпите, мужики!) А после свадьбы-то и дворец построила, и сад насадила, и мужа заблудившегося нашла и домой вернула, и чертей, которые его обманули, наказала.

Большой пласт "послесвадебных" сказок с замужней женщиной в качестве главной героини сообщает о многочисленных женских недостатках. Любопытство и беспечность, неоправданная жалость и неразумная доброта, глупость и неверность, жадность и предательство, если верить сказкам, сводят силу взрослой женщины на нет. Даже если она — волшебница.

Есть несколько вариантов сказок про жену с детьми, которую по какой-то причине бросил муж, типа "Безрученька", "Оговоренная жена" и написанная по мотивам пушкинская "О царе Салтане…" Начинаются они тем, чем заканчивается "Золушка", то есть бедная девушка выходит замуж за богатого и любимого (царя, царевича, купца или заморского молодца). Далее она совершает какое-то преступление или её оговаривают/околдовывают, и муж сам или родня мужа женщину с детьми прогоняют или даже пытаются казнить (руки отрубают, в бочку смолят).

И если у Пушкина все проблемы опальной маменьки решает сынок — скороспелый чудо-богатырь (воспитывайте детей правильно!), то в народных сказках жена идёт по миру и отчасти справляется собственными силами, отчасти ей добрые люди или даже звери помогают. Когда добрых людей и своих сил не хватает, на помощь приходит волшебство — всё та же таинственная женская сила. Благодаря ей, у безрученьки отрастают руки, и ими она спасает своего сына, упавшего в колодец.

В жизни из калеки сделать здорового человека практически невозможно, а вот неумеху и бездельницу выучить на работящую мастерицу запросто. Силу для этого превращения взрослая женщина может черпать в своих детях, потому что ради них она может сделать то, на что девушка только ради самой себя не способна.

Вот она — взрослая женщина народных сказок: Премудрая, Искусница, Волшебница, Царица и Мама.
Женя Чикурова
04.03.2016
Ссылки по теме: психология, литература, культура, жизнь и судьба, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2020 Суперстиль