†енский журнал ‘уперстиль
№163 // 2 сентября 2016 г.
Жена хворого. Ипохондрик в доме
Есть категория мужчин, которые вечно больны. Если у них нет истинного и серьёзного недуга, то они либо его выдумают, либо так усугубят небольшое недомогание, что окружающие будут их воспринимать как тяжко больных.

Такой мужчина своего рода Карлсон, который говорил: "Я самый больной в мире человек", а затем просил Малыша стать ему родной матерью. За неимением Малыша этому субъекту годится и жена. Ей тоже можно очень ловко управлять посредством недугов — настоящих или вымышленных. Вот только Малышу повезло больше — он мог развлекаться с другом, и Карлсон придумывал шалости и заступался за товарища перед кровожадной домоправительницей, то бишь, говоря современным языком, боролся за справедливость, отстаивал интересы подрастающего поколения и заодно наказывал жуликов и учил нерадивых родителей.

А вот мнимый больной — это своего рода спекулянт и ловкий манипулятор. Действует он исключительно в своих целях. Ему нужно, чтобы его любили, кормили и всячески ублажали.

"Давай займёмся сексом, это наверняка поможет мне облегчить боли от ишиаса, я читал в Интернете про медицинские исследования", — слабым голосом уговаривает он жену, только что вернувшуюся с работы и притащившую тяжёлые сумки с продуктами. И ему всё равно — устала она или нет, расположена к постельным утехам или хочет просто лечь и элементарно выспаться.

Если женщина пытается сопротивляться требованиям супруга и высказывает какие-либо свои, личные пожелания, то болезный весьма умело бьёт на жалость и давит на нужный клапан в потайных уголках женской души. "Ой, там закололо, тут застучало, здесь зачесалось", — охает и стонет он. И от этой песни, в которой лейтмотивом звучит "Беда-беда, в огороде лебеда", совестливой супружнице деваться некуда. Ей проще поскорее удовлетворить капризы нытика, чем беспрестанно выслушивать его жалобы и претензии.

Жене же хворого такой роскоши, как внимание и опека, не достанется — она и заботчица, и девочка для битья, и прислуга, и сиделка, и кухарка, и горничная…

С ипохондриком свою судьбу связывают женщины разного рода. Одна из категорий — это девушки, сохранившие в душе светлый наив. Они безоговорочно верят во все недуги своего избранника и, слепо любя его, готовы посвятить свою собственную жизнь суженому. К тому же они так убеждены в нездоровье супруга, что со временен даже он сам, будучи изначально здоровым, ощущает именно те хворобы, в которые верит его жена. "Милый, у тебя явно шалит печень, ты пожелтел". Или: "Дорогой, приляг, ты совершенно без сил, тебя измотала лихоманка, я это чувствую", — встревожено воркует женщина.

И вот уже её муж, поддавшись внушению, обнаруживает у себя признаки желтухи или вообще ощущает какие-то странные симптомы. Ясное дело, бодрости это не придаёт, настроения не улучшает. И получается, что мужичок напарывается на собственные грабли.

Иная жена, что вьётся над мужем, как надоедливая муха, и танцует вокруг его болезней. В итоге ему до зубовного скрежета могут надоесть её неустанные заботы и хлопоты. Но, как говорится, опять же сам виноват. Ведь именно он выстроил отношения таким образом, что семья концентрируется вокруг его немочи.

Те же женщины, что помудрее и похитрее, соответствуют запросам мужа и охотно, но без фанатизма, играют в лазарет. Таким образом болеть ипохондрику никто не мешает, но одновременно он вынужден проявлять себя как мужчина и хозяин. И проявления эти не ограничиваются забавами типа тех, что присутствуют в эротических фильмах. Тут всё по-взрослому — работай, приноси в дом трудовую копейку, участвуй в воспитании детей и т.д. А на досуге — пожалуйста, носись со своей подагрой, депрессией или коликами неизвестной этиологии.

А вот серьёзно больной человек и преданная ему супруга, как это ни странно прозвучит, идеальная пара. Их сплачивает не только недуг, но нечто большее — духовная близость и настоящая дружба. Они вместе сосредоточены на борьбе с болезнью и настроены на нормальную жизнь. И даже если полностью выздороветь не удаётся, у мужа благодаря жене открываются новые, ранее неизведанные возможности. И он наверняка станет в чём-то успешным, сможет реализовать свои способности.

Есть иная категория мужей. Он вроде бы и не очень болен (так, хандрит отдельными местами), но излишне внимательно относится к своему организму. При этом выздоравливать он не хочет, потому что ему так удобно, так уютно существовать в атмосфере полного благоприятствования и принимать как должное высококлассный уход. Болезнь такому субчику выгодна — она позволяет делать только то, что ему хочется, и освобождает от всякой ответственности, поэтому он не слушается ни врачей, ни женушки.

Недужный уверен, что его из вредности и жадности лишают сладкого, жирного, мучного (хотя супруга лишь пытается выполнить рекомендации врача и тем самым улучшить здоровье мужа), что по злому умыслу заставляют хоть немного двигаться (а ему бы лучше сутки напролёт валяться на диване перед телевизором) и по недомыслию со скудоумием поят горькими травяными отварами (хотя снадобья эти и не таких "вечно больных" поднимали на ноги). И он наверняка бы не болел так долго, если бы жена его не обслуживала.

Что ж, тут у всякого своя корысть — кто-то хочет оставаться в семье избалованным пациентом, а кто-то претендует на роль сестры милосердия, близкой к святости, добродетелью которой восхищаются все окружающие. И никакая обуза такой женщине нестрашна.
Мария Морозова
02.09.2016
Ссылки по теме: семья и брак, отношения, мужиковедение, здоровье и медицина, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2018 Суперстиль