†енский журнал ‘уперстиль
№162 // 1 сентября 2016 г.
Миф о любящем папе
Один из самых старых мифов человечества, принимаемый, тем не менее, за чистую монету и поныне, — миф о том, что мужчины любят детей.

"Ага, особенно, жареных", — шутит по этому поводу моя подруга, успешная женщина и при этом счастливая жена и мать двоих детей, осознанно родившая вторую дочь полгода назад, в сорок лет, но не испытывающая иллюзий по поводу того, кому всё это нужно.

Нет, у неё прекрасный муж, и сейчас, когда младенец уже вовсю сучит своими пухлыми ножками и смешно улыбается деснами, папаша, конечно же, души в дочке не чает и даже после напряжённой рабочей недели самоотверженно остаётся на воскресные дежурства с ребёнком, отпуская жену в театры и на концерты. Устраивает при этом в доме хаос с памперсами и бутылочками, как это обычно делают отцы. Но уже не ропщет, а только волнуется.

Полтора года назад, когда подруга решила завести второго ребёнка, муж был категорически против: старшая дочь только закончила школу и отправилась на учёбу в Европу, теперь можно наконец-то полноценно пожить своей жизнью, к чему обременять себя новыми заботами, когда их и так всё ещё предостаточно?

Примерно так же рассуждает большинство семейных мужчин возрастной категории 40+, уже имеющих опыт воспитания детей и на личном примере постигших, что ребёнок — это не картинка, которую можно выпустить в мир, повесить на стенку и гордиться. Гордиться-то можно, но для этого нужно ежедневно вкладывать, с момента выпуска в мир ещё лет пятнадцать-двадцать как минимум. Причём, вкладывать не только материально, но и эмоционально, духовно, физически.

А вот это уже слабо вписывается в мужскую картину мира. Ведь чисто биологически у мужчины в наличие имеется инстинкт разбрасывания семени, а не его сохранения и взращивания. Кроме того, для любого мужчины центр вселенной заключён в нём самом — в его индивидуальных проектах, бизнесе, работе, хобби и так далее. А близкие люди — жена или дети — призваны быть безупречными зеркалами, отражающими все эти мужские достоинства и достижения. Вот если они отражают безупречно — тогда он их любит и о них заботится. Тогда и на горло своему инстинкту разбрасывания наступит, чтобы сохранять и взращивать. И даже своим индивидуализмом пожертвовать может — ну вот как муж моей подруги, например.

Хотя, очевидно, что любит-то мужчина не самих по себе детей, а своё в них идеальное зеркальное отражение. Да, все мы в той или иной мере нарциссы, но материнская любовь к детям безусловна при любом зеркале. Отцовская — нет.

Вот один мой старый приятель, например, месяцами мог игнорировать взрослого уже сына, живущего с ним под одной крышей, только лишь потому, что тот не разделял его увлечений и не очень интересовался его работой. При этом приятелю и в голову не приходило узнать, а что же у самого сына на уме, в душе и на сердце.

Другой мой друг на вопрос о том, как он относится к двадцатилетней дочери, ответил лаконично: "Хорошо, что выросла". Хорошо — в том смысле, что наконец-то малоинтересные заботы закончились.

В случае же моей подруги заботливая любовь мужа к ней и детям — результат её женской зеркальной мудрости. Большая редкость в наши дни, полные семейных ссор и разводов. Вот, кстати, о разводах. Да, мы, мужчины и женщины, сходимся и расходимся, и это вовсе не противоестественно. Противоестественно с нашей, женской, точки зрения другое.

Мужчины, в большинстве своём, уходя из семьи, рано или поздно отдаляются от детей. Тотальная отцовская занятость становится причиной невозможности встретиться с ребёнком раз в неделю, потом — раз в месяц и так далее. Про алименты и прочие меркантильные вопросы говорить и вовсе нет смысла — слишком уж очевидна разница в отношении до развода и после. Хотя ребёнок-то по-прежнему остаётся родным, и как можно любить его меньше или совсем не любить, недоумевает разведённая мать.

Тем не менее, можно. Опять-таки, вспоминаем биологию. У мужчины, как у самца, на первом месте — самка, женщина. Ребёнок для мужчины — величина производная, вторичная, и если он уже не находит признания в женщине, в жене, то и его родной ребёнок для него со временем девальвирует. Более того, он может встретить другую женщину с ребёнком, и если она станет его новым безупречным зеркалом, то и её ребёнок будет ему как родной. О своём собственном в этом случае он и вовсе может забыть. Особенно, если отношения с бывшей находятся в состоянии холодной войны.

Так, ещё один мой приятель, разведённый пятидесятилетний еврей, жаловался мне на свою бывшую супругу: она, дескать, сама препятствует общению с ребёнком, даже подала в суд на лишение отцовских прав. И это после всего, что он для неё сделал! Постепенно, правда, выяснилось, что же именно он для неё сделал.

В течение нескольких лет семейной жизни, ещё до рождения ребёнка, патриархальный еврейский муж щедро содержал молодую жену и ни в чём ей не отказывал. Кроме одного — образования. Почему? Да потому что любил всё контролировать. А жена с образованием и возможностью самостоятельной жизни может выйти из-под контроля. Пока девушка благодарно принимала такую жизнь, всё было идеально. Но после рождения дочери молодая мать стала настойчивей в попытках выйти за пределы того света в оконце, который выделял ей супруг.

Материнство часто выводит женщину на новую ступень самосознания, и это идёт вразрез с зеркальной политикой "обоготворения" мужа. В результате — развод. Приятель оставил жене дом. Двухэтажный. С оформлением на малолетнюю дочь, то есть, без возможности продажи. Этот широкий жест был им продуман: поскольку он обеспечил бывшую семью отличным жильём, то выплачиваемых алиментов хватало лишь на содержание ребёнка. А чтобы содержать дом, женщине надо было хорошо зарабатывать. Но поскольку никакого образования она так и не получила, то работать пошла к своим же соседкам по элитному посёлку — домработницей.

Приятель и не скрывал, что таким образом хотел отомстить строптивой жене: дескать, хотела жить самостоятельно — живи! С дочкой встречался время от времени, по собственному желанию и настроению, в основном, чтобы подарить очень дорогие подарки и тем самым лишний раз унизить её мать. Можно было догадаться о состоянии женщины, воспитывающей маленького ребёнка и при этом работающей на трёх работах ради содержания дома, который ей не нужен и от которого она не может избавиться. Естественно, что при первой же возможности она постаралась оградить и себя, и дочь от общения с лицемерным папашей.

Мне же эту историю довелось услышать тогда, когда приятель решил, что в моём лице он встретил свою новую судьбу. Во время наших встреч он даже стал вести себя как заправский отец по отношению к моей Софе, ровеснице его дочки. А на мой вопрос, не скучает ли он по родной дочери, ответил следующее: "Я вообще люблю детей, мне нужна их непосредственность и благодарность за внимание и подарки. Раз я не общаюсь со своей дочкой так, как я хочу, она мне уже неинтересна".

Я, конечно же, не стала развивать наши отношения: не было смысла менять одного патриархального отца, моего бывшего мужа, на другого. Да и вообще, чем дальше, тем всё больше я сомневаюсь — есть ли вообще смысл в этих вечных поисках отцов. Отцов, которые не любят своих детей.
Лариса Осипенко
01.09.2016
Ссылки по теме: родители, психология, отношения, дети, воспитание, взгляд и позиция
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль