†енский журнал ‘уперстиль
№18 // 1 февраля 2017 г.
Влюбиться в Марокко. Серое вино, летающие мужчины
Каждая наша красивая девушка, попавшая в Марокко, удивляется: где же здесь водятся Чебурашки, как это к ней никто не пристаёт и ... почему же она раньше здесь не была?

А в этом виноват какой-то местный Джин, отвечающий за марокканскую самобытность:

"Я не распоряжаюсь для вас ни злом, ни прямым путем".

Коран, Сура 72, Аль-Джинн (Джинны)

Всё лучшее в Марокко, кроме океана, наверное, скрыто от первого взгляда высоким глиняным забором. Не забором - крепостью. С дырками для последствий от редких здесь дождей. Чтобы нам поинтереснее было. Всё лучшее - внутри. Такой тут принцип жизни. На виду - дверь, забор, стена. А внутри - красота. Это правило действует со времен гаремов, чтобы любимые жены получали удовольствие по месту жительства и посторонними источниками радости не интересовались. Так построены традиционные марокканские дома – риады - и целые города - медины - в узких и извилистых улочках которых легко заблудиться, как в лабиринте, а на огромной площади, среди деятельной толпы, раствориться и обнаружить себя в джелябе с капюшоном, остроконечных тапочках-бабушах или в шелковой шали - яркой и полосатой.

Хотите внимания? Есть места. Например, площадь Джема-эль-Фна в Марракеше. Здесь к вам пристанут, даже если вы не юная красавица, а её бабушка. И с самыми лучшими намерениями - показать вам фокус, нарисовать хной на руке арабеску, подать вам "подарок из Африки" или другой такой же конкретный и полезный в вашем хозяйстве предмет. И местные торговцы очень любят узнать, откуда вы: "Польска"? "Русска"? "Таганска", обычно отвечаю я, т.к. именно на этой московской площади ко мне пристают так же громко (зазывают с африканской страстью прокатиться от метро на маршрутке до православной святыни - "матронушкиного монастыря").

Всё на Джема-эль-Фна - исключительно марокканская самобытность. Рассказчики и зубодеры, знахари и предсказатели, исполнительницы танцев живота и волос, турниры петушиные, выступления ослиные... И - еда! С наступлением вечера тут зажигают огни палатки местного фастфуда - от "улиточных" и "соковыжемательных" до "мозгобараньих" и "яйцеверблюженных". Вот в эти кафе и ведут гостеприимные зазывалы, всовывая в руку визитку с номером палатки на ней, если вы сыты и сразу, почему-то, не ведетесь!

.. А неподалеку - роскошь. Немного удалившись от площади, можно прогуляться до отеля Мамуния (La Mamounia Marrakech ), где из номера Уинстона Черчилля открывается вид на Атласские горы. Или посетить риад Роял Мансур (Royal Mansour Marrakech), принадлежащий королевской семье. Вот где гармонично воссоединились аутентичность, дизайн и комфорт, а шеф повар обоих ресторанов - марокканского и французского - Янник Аллено имеет три звезды гида "Мишлен".

И таких неожиданных мест в Марокко становится больше и больше. Что-то строится, что-то реставрируется. И с местным колоритом, и с еврокомфортом, и очень дорогое, и совсем доступное - кому что в радость.

Тут так повсеместно - комфорт и сервис - за деньги, красота и открытия - бесплатно.

Марокко - палитра счастья. В прошлый раз для меня главным цветом был - синий (города, горы, океан). В позапрошлый – фиолетовый: цвела жакаранда (фиалковое дерево). В этот - оранжевый и зеленый с утра, переходящие в розовый и чернильный - на закате. После перелета из московского бессезонья в апельсиновое королевство хотелось как можно дольше кружиться по саду с мандаринами, лимонами, клементинами и апельсинами, напитаться светом, запахом и свежестью.

Знаете, почему апельсины на деревьях радуют глаз круглый год? Они так не только растут, но и хранятся. Срываются по мере необходимости. Не портятся. И не заканчиваются. Подмосковные дачники с яблоками, требующими немедленной переработки, понимают, о чем я, - захочешь, не перепутаешь нашу мороку с Марокко!

Но и совпадений в российском и марокканском найдется сколько угодно. Рабат - Арбат, бабушки - бабуши, чай, струнные инструменты а ля гусли и балалайка... Хотите отличий - их невероятно приятное количество. Чай здесь наливают с высоты поднятой руки, чтобы струя была долгой и громкой, но всего полстаканчика - как только вы допьете - нальют еще – так же и столько же. Струн на музыкальных инструментах - он одной до бесконечности. Их бабуши от наших бабушек отличаются тем, что бабушки всё держат в голове, а бабуши надевают на ноги, т.к. они - обувь.

"Ни одного пустопорожнего переулка,

В котором шаги раздаются гулко,

В котором охрой стена не укатана,

нет".

Виктория Абрамова

Марокко - близко! Шесть часов полета - и вы в Касабланке, еще минут сорок - и в Агадире, и у ног ваших плещет океан, впрочем, и в Касабланке он тоже плещет, но там - деловая жизнь, и чтобы расслабиться - надо отъехать в сторону Рабата, по времени - примерно столько же.

А европейские туристы часто и не летят, а попадают сюда, в Африку, на своих авто или почти пешком - паромом из Испании. Им тут недалеко. Но воздержимся от зависти, зато у нас есть национальный кумир с марокканской родословной - Чебурашка. Вероятнее всего, из-за территориальной близости европейцы всегда знали, что чебурашки тут не водятся. А мы поверили писателю Эдуарду Успенскому и мультипликатору Роману Качанову. Со всей своей детской любовью к мандаринам, апельсинам и чудесам. Как в рассказе Владимира Орлова "Что-то зазвенело": " Он достал мандарин и укрепил его в воздухе прямо перед собой. Уж как он им любовался! И запах вдыхал в блаженстве. И находясь в полуметре от мандарина и совсем близко - кожей своей касаясь его зеленой кожи".

Так что интуитивно наши мечты давно уже о Марокко. Но и сами марокканцы что-то почувствовали про потребность в чебурашках и открыли неподалеку от Агадира… парк крокодилов, каждый из которых типичный крокодил Гена и в глубине своей крокодильей души надеется встретить своего единственно ушастого друга. А если еще немного проехать, можно оказаться на вилле Лемон (Domaine Villate Limoune). Тут крокодилов нет. Но есть серенькие козлики, пестрые попугаи, белоснежные кружевные павлины, резвые кони и еще много кто встречается на ферме, где растут клементины и бананы. Если хочется всё посмотреть, то после обеда в тени апельсиновых деревьев можно сесть на велосипед или коня и объехать гостеприимный сад, где трудятся владельцы и отдыхают гости, или попрыгать на батуте. Дома такой досуг в голову не приходил, а в Марокко он кажется вполне уместным. Танцоры гнауа виноваты. Прыгают вокруг, почти взлетают, напевают и удерживают при этом бабуши на ногах и фески на головах, которыми ещё и вращают под собственное мнение. Хочется повторить и... оказаться повыше!

Тем, кому прыжок на батуте не кажется достойным ответом танцующим марокканцам, приятно будет посетить Sky28 Bar в отеле Kenzi Tower в Касабланке, откуда виден Атлантический океан, мечеть Хасан 2 и все дома и дороги города, по которым можно добраться и до гор Атласа, где много-много диких обезьян-маготов (магрибских макак), и до сада Мажореля в Мараккеше, и до деревьев арганы, на которых "гнездятся" козы, и до медины Феса, самой старой и запутанной...

Если б я была психологом, я бы отправляла сюда клиентов, потерявших вкус, запах и смысл жизни.

Если б я была серфингистом или яхтсменом - не покидала б зону видимости океана. Если б художником - не выпускала из рук карандаши и кисти, если б гольфистом - клюшку, если б казинозависимой - фишки. Горнолыжники и ценители СПА процедур также найдут здесь для себя достойные зоны обитания.

Но я просто люблю тут бывать. И чтобы руки были свободными для новых встреч с людьми, для того чтобы всё трогать и пробовать: тажин (вкуснота под остроконечной крышкой), пастия (пирог образцового содержания), устрицы, серое вино...

Елена Вышинская
01.02.2017
Ссылки по теме: путешествия
Архив
Темы
Авторы
©2005-2019 Суперстиль